http://npc-news.ru/

Воздействие травматических ситуаций

Дети переживают различные травматические ситуации: оральную травматизацию из-за недостаточного ухода со стороны нарциссических родителей; агрессия, вызванная отвержением при рождении нового ребенка, в недостаточной степени может проецироваться на не­навистные чужие объекты и больше уже не служит групповой деятельности. В резуль­тате возрастает потенциал аутодеструктивных тенденций, которые, однако, в прежние времена ценились в качестве групповой нормы. Уже с ранних пор дети являются не­посредственными свидетелями половых актов между родителями, совершающихся в состоянии опьянения. Поэтому переживание первичной сцены имеет сильно выра­женную садистскую окраску и интерпретируется в соответствии с уровнем психосек­суального и социального развития. Впоследствии возникает оральный и анальный са­дизм. Подростки обоего пола знакомят детей дошкольного возраста с практикой полового акта. Промискуитет и донжуанство расцениваются как доказательство му­жественности. 3. Прежнего иерархического устройства клана, поддерживавшегося раз­нообразными ритуалами избегания и выражавшегося также в дифференцированных лингвистических формах, уже не существует. Лишь в самых редких случаях пожилые апачи знакомят детей с традициями и обычаями своего народа.

Единственным по-прежнему действенным институтом, к которому регулярно об­ращаются индейцы, когда отказывают природные методы лечения либо когда при­ходится опасаться какого-нибудь колдовства или воздействия враждебно настроен­ных сил, является шаман. Основываясь на результатах своего исследования, Бойер (Воуег 1961) кладет конец предрассудку, что шаманы апачей — это люди со скры­тыми психическими нарушениями из группы шизофрении.

При помощи теста Роршаха ему удало доказать, что в среднем они являются бо­лее здоровыми, чем живущие с ними индейцы. Они обладают более выраженной спо­собностью к проверке реальности и могут использовать регрессивные тенденции в интересах Я.

Статистическая обработка протоколов теста Роршаха и анализ количественных показателей истерии (Schafer 1948) также не выявили достоверных различий. Струк­тура их личности во многом похожа на структуру личности у индивидов их группы. Они не являются ни невротиками, ни психотиками и, пожалуй, реже страдают пси­хическими нарушениями, чем большинство их товарищей (Воуег 1964). В значитель­ном до сих пор влиянии шаманства авторы исследований могли убедиться при рабо­те со своими анализандами. В ходе анализа постоянно всплывали образы, в которых аналитик представал белым шаманом или его антиподом — белым колдуном. Насто­ящие шаманы избегали аналитиков и пытались уничтожить их с помощью магичес­ких действий. Первый шаман, сам вызвавшийся принять участие в исследовании, сделал это лишь для того, чтобы доказать свою силу, оттеснить белых «шаманов» и упро­чить собственную позицию. Когда шаманы сталкивались с дружелюбной, но вместе с тем несколько отстраненной манерой держаться, свойственной аналитикам, их явно чувствовавшаяся вначале тревога со временем исчезала. Заметное улучшение психичес­кого состояния в результате интерпретаций в конце концов заставило их наделить аналитиков ролью «большого белого отца», который должен был обучать молодых чле­нов племени в духе прежних способов воспитания и идеалов.


Комментарии закрыты.