http://npc-news.ru/

Некоторые типы семей

X. Э. Рихтером (Richter 1970) были описаны определенные типы семей, сформировавшиеся в соответствии с общими защитными процессами: например, «тревожные невротические семьи», боязливо изолирующие себя от окружения,

Принимаемого как враждебное и угрожающее, из-за чего в самой семье создается своего рода атмосфера надежного убежища, обеспечивающего защиту от враждебного окружения. «паранойяльной семье» предпринимается попытка преодолеть вызванное конфликтом сильнейшее внутреннее напряжение с помощью его проекции на внешний мир: «Там нам угрожают злые враги, здесь же, в семье, в своем кругу мы прекрасно друг с другом ладим».

Серьезные внутренние противоречия между самими членами семьи благодаря защитным процессам удаляются из сознания, поскольку их осознание вызвало бы сильнейшую тревогу, а при определенных обстоятельствах привело бы к распаду семьи. Разумеется, в семьях существуют и другие, менее явные, формы защиты — здесь можно исходить из того, что в каждой семье имеется характерная семейная фантазия с различными проявлениями, которая большей частью является бессознательной.

Таким образом, под влиянием бессознательных желаний и защитных процессов, общих бессознательных фантазий в семье могут возникать определенные формы поведения, определенные формы отношения к жизненным проблемам и, самое главное, происходить формирование личности воспитывающихся в ней детей. Мы называем эти феномены общими бессознательными семейными фантазиями, объединенными с бессознательными семейными защитными структурами и бес­сознательно детерминированными формами поведения, в этих семейных фантазиях обнаруживаются те же свойства, которые мы уже перечислили при описании психоаналитической группы. Так, например, кто-нибудь из членов семьи, чаще всего наиболее слабый — психически или физически больной человек, — может оказаться в положении так называемой «паршивой овцы» и тем самым занимать позицию аутсайдера, поскольку он воплощает в себе все негативные, по су­ти не приемлемые другими членами семьи качества; его считают «слабым», «не умеющим за себя постоять», «пропащим, сумасшедшим, психически больным» и так далее.

Уже эти часто употребляемые негативные характеристики пси­хически больного человека показывают, что ими обозначается особая позиция аутсайдера. В таком случае речь здесь часто идет об определенных качествах, присущих семье в целом, от которых она защищается, поскольку не хочет о них знать. Эти качества проецируются на одного из членов семьи, которого потом начина­ют травить как «паршивую овцу» или «козла отпущения» или загоняют в пози­цию аутсайдера. Психологическая «выгода» для остальных членов семьи заклю­чается в том, что они внутренне разряжаются, не чувствуют себя сопричастными, пусть даже забота о больном члене семьи — отныне, правда, в отчужденной фор­ме — занимает всех ее членов и держит их в напряжении. При этом бросается в глаза сходство с психоаналитическими представлениями о симптомообразовании, при невротических заболеваниях.


Комментарии закрыты.