http://npc-news.ru/

Болезненные или неприятные детские воспо­минания

Причиной неспособно­сти родителей к регрессии могут быть болезненные или неприятные детские воспо­минания, связанные с соответствующими групповыми семейными констелляциями из их собственного раннего детства Депрессивной матери, которая сама страдала в мла­денческом возрасте от дефицита внимания, разумеется, будет сложнее, чем матери, не испытавшей этого, осуществить ситуационную, то есть временную и обратимую ре­грессию к оральной стадии младенчества, необходимую для полноценного развития ее ребенка.

Скорее наоборот, она останется отстраненной от младенца и, возможно, бессознательно будет отказывать ему в том, чего сама не получила в детстве. Здесь мы можем сделать одно существенное замечание по поводу «наследственности» невро­тических заболеваний. Нет оснований утверждать, что неврозы передаются по наслед­ству через гены или другие носители наследственности, которые можно выявить объективным естественнонаучным способом; тем не менее они являются «наследствен­ными» в смысле передачи определенных семейных констелляций и отношений, кото­рые уже были пережиты самими родителями и которые воспроизводятся на ранних стадиях развития их детей.

Из этого мы делаем вывод, что взросление и формирование психических структур человека в его семье (или заменяющих ее союзах) с самого начала происходит не только в рамках индивидуальных отношений с каждым из родственников — с самого начала, по сути еще до своего рождения, он является участником групповых отношений и взаи­модействий с наиболее значимыми людьми. В своем психическом развитии он перени­мает их фантазии и формы защиты, интернализирует их Если в рамках психоаналити­ческой теории мы исходим из того, что внешние объектные отношения, то есть отношения с наиболее значимыми людьми из семейного окружения, интернализируют-ся и, таким образом, внешние объекты становятся так называемыми внутренними объек­тами, по примеру или по шаблону которых могут строиться последующие отношения с другими людьми; что человек, следовательно, содержит в себе множество внутренних объектов, определяющих его поведение, его переживания, но также и его защитные структуры — то мы, кроме того, можем предположить, что речь здесь идет о группе, о совокупности внутренних объектов. Интернализуются не только индивидуальные объекты, но и группы объектов. Человек усваивает некий типичный для него ансамбль, групповую структуру внутренних объектов, «групповой интроект».

Говоря о внутренних объектах, мы одновременно говорим об интернализации кон­фликтов с внутренними объектами. Ибо у каждого человека — не только у того, кого называют «больным», — также интернализируются типичные нарушения и проблемы, которых не удается избежать никому и которые возникают при конфронтации с дру­гими людьми. Это, безусловно, относится и к «групповому интроекту».


Комментарии закрыты.