http://npc-news.ru/

Долговременная память

Долговременная памятьВ мозге пациентки поместили электрод на участке номер 11. Пациентка тут же отреагировала: «Да, сэр, мне кажется, я слышала, как мать где-то зовет свое­го маленького мальчика. Казалось, это происходит много лет назад. Это был кто-то по соседству со мной». Через небольшой промежуток времени элек­трод поместили на то же место. Снова пациентка сказала: «Да, я слышала те же знакомые звуки, это, кажется, женщина зовет, та же самая женщина» (Penfield, 1958). Эти заявления были сделаны жен­щиной, для лечения от эпилепсии подвергшейся хи­рургической операции на мозге. Применялись лишь местные обезболивающие средства (в мозге нет ре­цепторов боли), так что пациентка проснулась, ког­да ее мозг стимулировали электрическим током (рис. 8.3). В активном состоянии некоторые участ­ки мозга, по-видимому, дают возможность вспом­нить о давно забытых событиях.

Значит ли это, что все происходящее с человеком за­писывается в его памяти?

Такие результаты позволили нейрохирургу Уилдеру Пенфилду сделать вывод, что мозг записывает прошлое как «длинный отрезок кинопленки с фо­нограммой» (Penfield, 1957). Однако, как вы теперь знаете, это преувеличение. Многие события никог­да не минуют границу кратковременной памяти. Еще более важно, что только приблизительно в 3% случа-

Ев стимуляция мозга вызывает переживания, похо­жие на воспоминание о чем-либо. Большинство сви­детельств напоминает сновидения, а не воспомина­ния, а многое вообще взято из воображения. Экспер­ты по воспоминаниям сделали вывод, что, скорее всего, долговременные воспоминания Только отно­сительно постоянны (Barsalou, 1992: Loftus & Loftus, 1980). Совершенные, неизгладимые, вечные воспо­минания — это миф.

Вымышленные воспоминания

Есть еще один повод оспорить утверждение Пенфилда. По мере того как формируются новые долго­временные воспоминания, более старые воспомина­ния модернизируются, изменяются, пропадают, то есть исправляются (Baddeley, 1990, 1996). Чтобы проиллюстрировать этот пункт, Элизабет Лофтус и Джон Палмер (1974) показали людям заснятую на видеопленку автокатастрофу. После этого некото­рых участников попросили оценить, как быстро дви­гались машины, когда отит «врезались» друг в друга. Для других слово «врезались» заменили на «удари­лись», «вошли в контакт» или «столкнулись». Через неделю каждого испытуемого спросили: «Видели ли вы разбитые стекла?» Те, кого раньше спрашивали о машинах, «врезавшихся» друг в друга, чаще гово­рили «да». (В фильме никакого битого стекла не было.) Новая Информация («врезались») вошла в воспоминания и видоизменила их.

В 1976 году рядом с городом Чоучилла в Калифорнии преступники похитили из школьного автобуса 26 детей и держали их в плену, вымогая выкуп. Под гипнозом водитель автобуса вспомнил номер­ной знак на грузовике похитителя. Это воспоминание помогло разрешить дело и привело к спасению детей. Такой успех подразуме­вает, что гипноз может улучшать память. Действительно ли так оно и есть?

Исследование показало, что загипнотизированный человек с боль­шей вероятностью, чем нормальный, использует воображение для заполнения пробелов в памяти. Кроме того, когда загипнотизиро­ванным людям дают ложную информацию, они часто включают ее в свои воспоминания (Sheehan & Statham, 1989). Модернизация долговременных воспоминаний представляет одну из самых рас пространенных про­блем в работе полиции. Например, свидетель может выбрать фото подозреваемого из полицейских файлов или увидеть фотографию в новостях. Позже свиде­тель идентифицирует подозреваемого лично (во вре­мя опознания или в суде). Действительно ли свиде­тель запоминает подозреваемого с места преступле­ния? Или он запоминает изображение на недавно увиденной фотографии? Даже невиновного человека могут «опознать» как преступника (Schachter, 2001).

Модернизация долговременных воспоминаний на­зывается структурной переработкой. Довольно час­то случающиеся пробелы в памяти заполняются ло­гикой, догадкой или новой информацией (Schacter, Norman & Koutstaal. 1998). В самом деле, человек может «вспоминать» о вещах, которые никогда не происходили (например, вспомнить о разбитом во время аварии стекле, когда никакого стекла не разби­валось). Люди в эксперименте Элизабет Лофтус, об­ладавшие такими псевдо-воспоминаниями, часто рас­страивались. когда узнавали, что дали ложное «сви­детельское показание» (Loftus & Ketcham, 1991).

Записывается ли новая информация «поверх» суще­ствующих воспоминаний?

Нет, реальная проблема состоит в том, что мы зача­стую не можем вспомнить источник воспоминаний. Вероятно, это приводит к тому, что свидетели «по­мнят» лица, которое они, вероятно, видели где-то в другом месте, а не на месте преступления (Schacter, Norman & Koutstaal, 1998). Вполне вероятно, что фотография модернизирует память или смешивает­ся с первоначальным воспоминанием. Именно так возникают многие трагические случаи ошибочной идентификации.

Можно ли для избежания таких проблем применить гипноз?

Репортажи в новостях создают впечатление, что именно так и происходит. Правда ли это? Рубрика «В фокусе внимания» исследует этот интригующий вопрос.

Подводя итог, можно сказать, что формирование и использование воспоминаний — активный, творче­ский и очень личный процесс. Наши воспоминания окрашены эмоциями, суждениями и особенностями нашей личности. Если бы вы и ваш друг были все вре­мя вместе и шли бы ио жизни бок о бок, даже тогда ваши воспоминания отличались бы. Что мы помним, зависит от того, на что мы обращаем внимание, что мы считаем осмысленным или важным и к чему ис­пытываем сильные чувства (Schacter, 1996). Самое поразительное, что гипноз усиливает ложные воспоминания больше истинных. В од­ном из экспериментов 80% новых воспоминаний у загипнотизиро­ванных испытуемых были неправильными (Dywan & Bowers, 1983). В целом можно сделать вывод, что гипноз не слишком сильно улуч­шает память (Burgess & Kirsch, 1999).

Тогда почему он помог в Чоучилле? Правда, гипноз иногда раскры­вает больше информации, как это произошло в Чоучилле (Schrei — beer & Schreiber, 1999). Тем не менее когда это происходит, нельзя наверняка сказать, какие воспоминания правда, а какие — ложь (Perry et al., 1996). Очевидно, гипноз не панацея против забывчи­вости, как считают некоторые полицейские следователи (Newman & Thompson, 2001).

Уточняющее повторение — повторение, которое связы­вает новую информацию с существующими воспоминания­ми и знанием.

Структурная обработка — реорганизация или модернизация воспоминаний на основании логики, рассуждения или допол­нения новой информацией.

Псевдовоспоминания — ложная память о том, что кажется человеку настоящим или точным.

Картография памяти

По-видимому, в долговременной памяти в течение всей жизни сохраняется безграничное количество информации. Как можно быстро извлечь из памяти какие-то конкретные воспоминания? Ответ состоит в том, что «индекс Памяти» каждого человека высо­ко организован.

Вы имеете в виду, что информация располагается в алфавитном порядке, как в словаре? Ничуть нет! Если вас попросят назвать черно-белое животное, которое живет иа льду, является род­ственником курицы и не умеет летать, вам, чтобы найти ответ, не придется перебирать животных от аиста до ящерицы. Вы, вероятно, сразу подумаете о черно-белых птицах, живущих в Антарктиде. Какие из них не умеют летать? Вот и ответ — пингвин.

Информация систематизируется в долговремен­ной памяти в соответствии с правилами, образами, категориями, символами, сходством, формальным значением или значением для человека лично (Baddeley, 1990, 1996). В последние годы психолога стали разрабатывать представление о структуре, или организации, памяти. Структура памяти — это паттерн ассоциаций в информации, хранящейся в памяти. Для иллюстрации — следующий пример. Вам предлагаются два утверждения, на которые вы должны ответить да или нет. Канарейка — живот­ное. Канарейка птица. На которое вы ответите быстрее? Коллинз и Квиллиан (1969) обнаружили, что утверждение «канарейка — птица» быстрее вы­зывает у испытуемых положительный ответ, чем «канарейка животное». Почему это так? Многие психолога считают, что этот феномен объясняет мо­дель сети памяти. По их мпенню. долговременная намять устроена как сеть взаимосвязанных идей (рис. 8.4). Когда идеи отстоят «дальше» друг от дру­га, требуется более длинная цепь ассоциации, чтобы соединить их. Чем больше разделены два сообщения, тем дольше требуется времени для ответа. С точки зрения информационных связей канарейка, вероят­но, «ближе» к птице в ваших файлах памяти. Живот­ное и канарейка дальше отстоят друг от друга. По­мните, однако, что это не имеет никакого отношения к алфавитному порядку. Мы говорим о структуре, основанной на связи значений.

Восстанавливающие воспоминания. Идея о сети связанных воспоминаний объясняет обычные пере­живания: представьте, что вы нашли фотографию, сделанную на ваш шестой день рождения или на ваше десятое Рождество. Когда вы смотрите на фо­тографию. одно воспоминание влечет за собой дру­гое, а то — следующее, и т. д. Вскоре вас захлестыва­ет поток деталей, о которых вы и не вспоминали раньше. Этот процесс называется восстановлением.

Восстанавливающие воспоминания, по видимому, распространяются через «ответвления» сетей па­мяти. Для многих такие воспоминания отличаются особенным ароматом прошлого — это может быть ферма, на которую ездили в детстве, кухня бабуш­ки, морской берег, кабинет врача, запах духов или лосьона после бритья вашего прежнего партнера и т. д. Главная идея восстановления заключается в том, что одно воспоминание провоцирует другое. В ре­зультате весь прошлый опыт можно реконструиро­вать, опираясь на одно маленькое воспоминание.

Сколько всего существует типов долговременной па­мяти?

Как мы видели, память это комплексный термин, который включает кратковременную и долговремен­ную память. Кроме того становится, очевидно, что существует не один вид долговременной памяти. Давайте немного глубже заглянем в тайны памяти.

Память о навыке и память, о фактах.

С людьми, пережившими амнезию, происходит любо­пытная вещь. Пациенты, страдающие амнезией, оказы­ваются не в состоянии запомнит!, телефонный номер, адрес или имя человека. Однако те же самые пациен­ты могут научиться решать сложные головоломки за то же время, что и здоровые испытуемые (Squire & Zola-Morgan, 1988) (рис. 8.5). Эти и другие наблюдения привели многих психологов к выводу, что долго­временная память имеет по крайней мере две катего­рии. Одна называется процедурной памятью (или па­мятью о навыках). Вторая — декларативная память (также иногда называемая памятью о фактах). Например, если мы помним, что Стивен Спилберг был режиссером этого периода времени у человека сохраняется больше воспоми­наний, чем можно было бы ожидать фильмов «Полтергейст» и «Парк юрского периода», это декларативная намять. Это вид памяти, которо­го недостает человеку с амнезией и который боль­шинство из нас воспринимает как само собой разу­меющийся. Многие психологи полагают, что декла­ративную память можно дальше разделить на два других типа, называющиеся семантической и эпизо­дической памятью (Nyberg & Tulving, 1996).

Семантическая намять. По большей части наши ба­зовые фактические знания о мире не забываются. Имена объектов, дни недели или месяцы в году, про­стые математические навыки, времена года, слова и язык и другие общие факты сохраняются в памяти довольно долго. Такие безличные факты составля­ют часть долговременной памяти, называющейся семантической памятью. Семантическая память служит психическим словарем или энциклопедией базового знания. Опять-таки обратите внимание, что все виды долговременной памяти связаны со смыс­лом понятий и их значением.

Почему воспоминания этого периода времени имеют для взрослых людей особое значение? Психологи Дэвид Рубин и Мэтью Шулкайнд считают, что воспоминания, сформированные в это время, кодиру­ются таким образом, что в более поздний период жизни их легче всего восстановить. Неизвестно, почему именно этот период вре­мени человек запоминает лучше всего. Тем не менее если вам сей­час от 10 до 30, запомните: это ваше время (Rubin & Schulkind, 1997). Попросите 70-летнего старика вспомнить яркие и важные события из его биографии, и что вы увидите? Результаты будут такими же, как и воспоминания людей в любом возрасте: большинство вос­поминаний начинаются самое раннее с 2-3 лет. Чем глубже в детство, тем меньше автобиографических событий может вспомнить человек. Вместе с тем со взрослыми, вспомина­ющими о прожитом, происходит интересное явление. Если вы за­пишете их воспоминания, то обнаружите «шишку» или «горб» в кри­вой между возрастом 10 и 30 лет.

Структура памяти — паттерны связей информации, сохраня­ющейся в памяти.

Сетевая модель — модель памяти, которая рассматривает ее как организованную систему связанной информации.

Восстанавливающие воспоминания — воспоминания, ко­торые реконструируются или расширяются за счет одного вос­поминания, а затем объединяются цепью ассоциаций с другим связанным воспоминанием.

Процедурная память — долговременные воспоминания об обусловленных реакциях и приобретенных навыках.

Декларативная память — часть долговременной памяти, содержащая конкретную фактическую информацию.

Семантическая память — составляющая декларативной памяти, в которой сохраняется знание о мире.

Эпизодическая память — составляющая декларативной памяти, которая сохраняет личные переживания, соединен­ные с конкретным местом и временем.

Эпизодическая память. Семантическая память не связана ни с временем, ни с местом. Вряд ли вы по­мните, где и когда вы впервые узнали названия времен года. Зато эпизодическая память — это автоби­ографическая запись личных переживаний. Она со­храняет события жизни (или «эпизоды») день за днем, год за годом. Можете ли вы вспомнить свой седьмой день рожденья? Ваше первое свидание? Несчастный случай, свидетелем которого вы были? Первый день в колледже? Что вы ели на завтрак 3 дня назад? Все это — эпизодические воспоминания. Об­ратите внимание, что эпизодические воспоминания касаются того, «что», «где» и «когда» происходит в нашей жизни (см. вставку «Воспоминания о жизни»). Они представляют собой нечто больше, чем просто Способность хранить информацию. Они позволяют нам мысленно путешествовать назад во времени и повторно переживать события (Tulving, 2002).

Являются ли эпизодические воспоминания такими же продолжительными, как семантические воспоми­нания?

В целом эпизодические воспоминания легче забы­ваются, чем семантические. Это происходит потому, что новая информация постоянно проникает в эпи­зодическую память. Обратите внимание, вы теперь помните, что недавно что-то вспоминали. У вас но­вое эпизодическое воспоминание, в котором вы по­мните, что вы вспоминали, пока читали текст! Те­перь вы понимаете, как много мы требуем от нашей системы памяти.

Сколько существует типов памяти? Отвечая на вопрос, который мы задали в начале раздела, скажем, что скорее всего существует три типа долговремен­ной памяти: процедурная, семантическая и эпизоди­ческая (Mitchell, 1989; Squire et al„ 1993) (рис 8.6). Несмотря на то что могут быть обнаружены и дру­гие тины памяти, представляется, что несколько ча­стей этой мозаики уже заняли свое место.

• Кратковременная память может удерживать от 5 до 7 единиц информации (битов или блоков). Долговременная память об­ладает практически неограниченным объемом.

• Уточняющее повторение превосходит поддерживающее повто­рение с точки зрения формирования долговременных воспо­минаний.

• В воспоминания вносятся изменения в результате структурной обработки.

• Как процедурные (навыки), так и декларативные (факты) вос­поминания содержатся в долговременной памяти. Декларатив­ные воспоминания могут быть семантическими или эпизоди­ческими.

Телефонные номера разделяются на код (3 цифры) и семизначный номер, состоящий из 3 и 4 цифр. Можете ли вы связать эту прак­тику с кратковременной памятью? Как насчет объединения и пере­кодировки?

Подумайте о том, как вы использовали свою память за прошед­ший час. Проверьте, сможете ли вы подобрать пример к следую­щим понятиям: процедурная память, семантическая память и эпи­зодическая память.

Оценки того, удалось ли вам «запомнить» нечто, зависят от того, как тестируется ваша память. Кроме того, различные типы тести­рования многое могут сказать о том, что нам известно о памяти. Так, например, бессознательные воспоминания выявляются с по­мощью специальной техники, называемой прайминг. В этом раз­деле мы рассмотрим различные способы измерения памяти, а так­же истоки исключительно развитых способностей к запоминанию.


Комментарии закрыты.