http://npc-news.ru/

Антикризисные программы: найдите отличия

Одним из первых кризисов раннего капитализма стала голландская «тюльпаномания»: в 1635-1636 гг. взвинченный спрос поднял расценки на луковицы тюльпанов до 3-5 тыс. голландских флоринов (при среднедушевом доходе в 150 флоринов в год), после чего цены упали в 500 раз.

Другой исторический пример — ажиотаж вокруг компаний, основанных в Англии, Голландии и Франции для торговли с колониями (например, взлет более чем в 10 раз стоимости акций британской South Sea Co. летом 1720 г., а в декабре того же года — ее банкротство). В XIX в. первый кризис перепроизводства был отмечен в Великобритании в 1825 г., после которого кризисы возникали с пугающей периодичностью: в 1836–1837, 1847, 1857 и 1866 гг. Кризис 1857 г. стал первым, поразившим большинство развитых стран.

Нынешний мировой кризис, начавшийся в США и перекинувшийся на страны ЕС, постепенно распространяется на развивающиеся экономики. Дна пока не видно, поэтому мир постепенно охватывает свойственная таким временам кризисная паника, выражающаяся, в том числе в принятии все новых антикризисных программ. Пытаясь минимизировать негативные последствия, правительства словно соревнуются, кто выделит больше средств на поддержку своих экономик. Однако различия программ не только в деньгах. Куда больший интерес вызывают конкретные мероприятия, субсидируемые за счет государственных бюджетов.

США

Кризисы сопутствуют развитию американской экономики на протяжении последних полутора веков, и опыт, приобретенный в борьбе с экономическими катаклизмами, социально-экономические результаты, которых достигла эта страна, подвигают нас к внимательному изучению антикризисных мер американского правительства.

Сегодня наиболее известна «Программа по освобождению от проблемных активов» (TARP) объемом в $700 млрд., разработанная под руководством министра финансов Генри Полсона. В первоначальном варианте программа предусматривала немедленное выделение $250 млрд. из федерального бюджета для выкупа «токсичных» активов, затем с разрешения президента предоставление Минфину США еще $100 млрд. и, наконец, использование с одобрения Конгресса оставшихся $350 млрд.

Первый транш в $350 млрд. уже выделен, работа со вторым предполагается в следующем году. Как известно, $250 млрд. сейчас вкладывается в капитал банков, еще $87 млрд. выделено крупнейшему американскому страховщику AIG.

Предоставление финансовой помощи финансовому сектору осуществляется на условиях передачи в собственность государства привилегированных акций финансовых институтов. Причем, относительно приемлемые условия государственной финансовой помощи сохранятся лишь в течение первых пяти лет использования бюджетных средств. Начиная с шестого года дивиденды по акциям возрастут с 5% до 9% годовых, что не оставит финансистам иного выхода, кроме как выкупить собственные ценные бумаги обратно.

В программу периодически вносятся изменения. Из последних — предложение Минфина США субсидировать финансовые компании только при условии одновременного привлечения средств частных инвесторов, способных более взвешенно оценить финансовое состояние и качество менеджмента. Связано это с тем, что все больше компаний претендуют на помощь федерального правительства. Например, American Express (AmEx) для того, чтобы получить доступ к бюджетным деньгам (желание AmEx оценивается в $3,5 млрд)., перерегистрировалась как банк, и теперь компания подпадает под регулирование ФРС, следовательно, может рассчитывать на господдержку.

В настоящее время Минфин США рассматривает возможность финансирования мелких и средних банков, банков, имеющих контролирующего акционера, а также более широкого кредитования небанковских институтов, тех же страховщиков или компаний, предоставляющих специализированные финансовые услуги.

Команда избранного президента США Барака Обамы предлагает дополнительные меры по стимулированию американской экономики общим объемом до $200 млрд.

Так, в налоговой сфере предполагается ввести чрезвычайный налог на прибыль нефтяных компаний, повысить налог с капитала с 15% до 25-28%, предоставить предприятиям налоговые кредиты в $3 тыс. на каждое новое рабочее место с одновременной отменой налоговых льгот для компаний, переносящих производства за пределы США.

Кроме того, намечается освобождение от подходного налога выплат по добровольному пенсионному страхованию и предоставление налоговых льгот 10 млн. беднейшим семьям, выплачивающим ипотечные кредиты.

Для предотвращения повышения действующих или введения новых местных налогов Обама намерен оказать финансовую помощь штатам и муниципалитетам. В команде будущего президента США дискутируется вопрос о снижении налогов для корпораций, отказывающихся от использования в финансовой практике оффшорных схем и других инструментов налоговой оптимизации.

Промышленность будет поддерживаться за счет специального фонда финансирования инноваций, удвоения расходов федерального бюджета на НИОКР и частичного финансирования создания новых 5 млн. рабочих мест в высокотехнологичных отраслях.

Особое значение придается финансированию исследований, направленных на получение новых источников энергии, на эти цели в ближайшие 10 лет предполагается израсходовать до $150 млрд. Впрочем, последняя мера прямого отношения к антикризисному плану действий не имеет, чего не скажешь о многомиллиардных предложениях Обамы по спасению американского автомобилестроения. Интересно, какая отрасль окажется следующей?

Заметим, что $700 млрд. программы Полсона и $200 млрд. дополнительных мер команды Обамы — не первые антикризисные расходы, до этого были $140 млрд. налоговых преференций населению. Итого $1,04 трлн. или 7,5% ВВП США за 2007 год.

Как видно, американцы сочетают меры поддержки финансового сектора на выгодных для государства условиях с изменениями в налоговой политике, поддерживающими спрос и развивающими внутреннее производство, а также с действиями по стимулированию дальнейшего инновационного развития экономики.

Контроль со стороны государства за использованием выделенных средств внутри компаний пока невозможен по причине отсутствия соответствующих государственных структур.

КИТАЙ

Кризис, начавшийся в конце лета 2007 года и продолжающий развиваться, несмотря на оптимистичные прогнозы многих «авторитетных» организаций, предсказывавших улучшение макроэкономических показателей американской экономики уже к концу 2008 года, постепенно поражает страны Азии.

Так, китайский план антикризисных мероприятий принят лишь в первых числах ноября этого года. Но если основу программы Полсона составляет поддержка финансового сектора, то китайцы пошли по пути развития инфраструктуры и повышения уровня жизни населения посредством стимулирования потребительского спроса.

Общая сумма, выделяемая китайским руководством для проведения мероприятий, составляет $585 млрд. (18,0% ВВП страны за 2007 год). Причем, бюджет выделит лишь $145 млрд., остальные средства будут предоставлены крупнейшими госкомпаниями, китайскими государственными инвестиционными фондами, а также местными властями.

Китай проявляет истинно восточную предусмотрительность, так как видимых причин для разработки программы стимулирования экономики страны, пока нет — профицит государственного бюджета за первое полугодие этого года составил $170 млрд., а золотовалютные резервы КНР превышают $1,8 трлн.

На что будут израсходованы выделяемые средства?

В реальном секторе Китай намерен субсидировать жилищное строительство, увеличивать государственные закупки продовольствия у фермеров, поддерживать ряд обрабатывающих отраслей, в первую очередь, текстильную и металлургическую. Не забыта и добыча полезных ископаемых, прежде всего, угольную отрасль. В налоговой сфере китайский план действий предусматривает незначительное снижение НДС, ставка которого в настоящий момент составляет 17% на промышленные и 10% на сельскохозяйственные товары.

В Китае также как и в России действуют правила возврата НДС при экспорте продукции. В июле 2007 года были сокращены или полностью отменены ставки возврата НДС на 2000 категорий товаров, относящихся в основном к сырьевой группе или к товарам, для производства которых необходимо большое количество энергоресурсов. По всей вероятности, в ближайшее время правила возврата НДС будут еще более ужесточены.

Инфраструктурные проекты антикризисного плана вызывают зависть (смешанную с бессильной злобой) у многих российских экспертов: планом предусматривается строительство новых городских территорий, прокладка железных дорог, возведение нескольких десятков аэропортов, модернизация энергоснабжения крупных городов. Социальная сфера также не осталась в стороне — китайское правительство собирается вкладывать средства в строительство школ, реформирование системы здравоохранения, увеличение субсидий низкооплачиваемым слоям населения. Особое значение придается развитию потребительского кредитования.

Китайские банки в масштабных внешних заимствованиях не замечены, поэтому правительство пока не собирается отдельно поддерживать банковскую систему.

В то же время значительные финансовые вливания в экономику могут привести к росту инфляции и необходимости девальвации юаня. Но это дело будущего, по крайней мере, до настоящего времени о планах Народного банка Китая повысить ставку рефинансирования или пересмотреть курс юаня к мировым валютам ничего не слышно. Возможно, мы узнаем об этом в следующем году.

КАЗАХСТАН

12 октября 2008 года Президент РК Нурсултан Назарбаев выступил с Программой стабилизации экономики и финансовой системы страны. Программа стоимостью $10 млрд. (9,7% ВВП за прошлый год) предполагает следующие основные мероприятия.

Во-первых, увеличение уровня гарантирования вкладов населения до 5 млн. тенге (1,15 млн. рублей), что позволит гарантировать 100%-ю сохранность 99% вкладов. Кроме того, в Казахстане создается Фонд стрессовых активов с капиталом не менее $1 млрд., куда будут перечислены средства государственного бюджета, неиспользованные государственными органами.

Во-вторых, переориентация всех государственных закупок на местных производителей, а в случае крупных импортных закупок — перенос в Казахстан сборки и сервисных услуг. Программа также предусматривает финансовую поддержку предприятий малого и среднего бизнеса.

В-третьих, в налоговой сфере предполагается снизить в течение трех лет ставку корпоративного подходного налога с 30 до 15% (в 2009 году — до 20%), ставку НДС с 13 до 12%, а для несырьевых секторов — предоставить инвестиционные преференции и увеличить срок переноса убытков с 3 до 10 лет.

В-четвертых, создание путем слияния двух крупнейших холдингов по управлению государственными активами «Самрук» и «Казына» нового суперхолдинга «Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» с передачей государственных пакетов акций Казатомпрома, Евразийской корпорации природных ресурсов, «Казахмыса», Казахстанской ипотечной компании, Казахстанского фонда гарантирования ипотечных кредитов и Жилищного строительного сберегательного банка.

В задачи нового холдинга входят реализация промышленных проектов, развитие промышленности в регионах (через созданные семь региональных социально-предпринимательских корпораций), поддержка химической отрасли, создание горнорудной холдинговой компании. На капитализацию нового холдинга выделяется $5 млрд. или почти 10% международных резервов Казахстана.

В-пятых, увеличение пенсий, заработных плат бюджетников и стипендий на 25% в 2009 и 2010 годах и на 30% в 2011 году.

Из последних антикризисных мер, реализуемых в Казахстане, нужно отметить подготовку новой амнистии капиталов и вхождение государства через все тот же холдинг «Самрук-Казына» в капитал четырех системообразующих коммерческих банков. Общая сумма финансирования через приобретение простых и привилегированных акций, а также предоставление субординированных займов по «Народному банку» составит $500 млн., по «Альянс банку» — $370 млн., по «Казкомммерцбанку» — $300 млн., по БТА –$2,3 млрд.

Как видно, Казахстан следует в русле общемировых антикризисных тенденций, увеличивая присутствие государства в экономике, субсидируя крупнейшие коммерческие банки в обмен на акции финансовых институтов, создавая надправительственный промышленный холдинг и переориентируя государственные закупки на местных производителей. Налоговые меры предполагают снижение некоторых видов налогов, а социальные — увеличение выплат тем гражданам страны, кто зависит от бюджета.

РОССИЯ

В России реализуется два антикризисных плана, причем, в настоящее время известен объем только первого, направленного на поддержку финансовой сферы — это 5,6 трлн. рублей (17,0% ВВП за 2007 год).

На что пошли эти средства?

Сложно сказать, потому что ликвидность в банковском секторе уменьшилась: на 1 октября этого года суммарные остатки средств банков на счетах в Банке России составляли 702,9 млрд. рублей, на 14 ноября — 531,3 миллиарда. Мы можем лишь предположить, что незначительная часть денег была направлена на удовлетворение возросшего спроса на наличную валюту, более существенная — на аккумулирование средств на валютных счетах банков и корпораций впредверии погашения внешних займов и девальвации рубля, основная — на коррупционное приобретение зарубежных активов.

При этом средства банкам выдаются в виде рублевых кредитов сроком до 10 лет под фиксированную процентную ставку и никакого дополнительного обеспечения не предполагают.

Два слова об основных банках — получателях бюджетной помощи.

Лишь два из них являются государственными (ВТБ и Россельхозбанк), Сбербанк формально принадлежит банку России, а Газпромбанк — и вовсе частная структура. Почему были выбраны именно эти банки? Субъективное ощущение подсказывает, что основным фактором, повлиявшим на выбор российского правительства, стало то, что руководство в этих банках политически и организационно полностью подконтрольно правящей властной корпорации и никаких самостоятельных действий предпринять не в состоянии.

Второй план, состоящий из 55 мероприятий, дабы не повторяться, подробно обсуждать не будем. Скажем лишь, что наряду с мерами, действительно направленными на улучшение ситуации в финансовой сфере и реальном секторе, он содержит потенциально коррупциогенные мероприятия, такие как приобретение готового жилья эконом-класса, «в том числе с высокой степенью строительной готовности», инвестирование средств пенсионных накоплений «молчунов» на фондовом рынке, рефинансирование Внешэкономбанком портфелей изначально высокорисковых кредитов малого и среднего бизнеса, поддержка инвестиционных программ естественных монополий и госкорпораций.

Об институциональной инфраструктуре, изменениях в налоговой политике, ограничениях по вывозу капиталов за рубеж, увеличении суммы гарантирования вкладов населения в плане не сказано ни слова.

Единственной мерой, отдающей здравым смыслом, можно признать повышение ставки рефинансирования Банка России с 11% до 12%. Отток рублевых денежных средств со счетов физических лиц в октябре этого года в выборке из 32 российских банков составил 9,2%, причем, данная тенденция была отмечена даже в Сбербанке, где в октябре было изъято приблизительно 80 млрд. рублей частных вкладов. Поможет ли данная мера восстановить доверие к банковской системе, неизвестно (если постоянно говорить о «плавной» девальвации и перераспределении или «консолидации» банковских активов — то точно нет), но это один из немногих инструментов в нынешнем арсенале ЦБ, способных хоть как-то нормализовать ситуацию.

Кстати недавно точно также поступил ЦБ Исландии, когда после банкротства крупнейших банков и обесценения национальной валюты на 30% с 28 октября этого года он поднял ставку рефинансирования с 12% до 18%. Что же до опасений о новом удорожании кредитов для реального сектора, то они во многом необоснованны: во-первых, кредитные ставки и так близки к запретительным, во-вторых, есть надежда, что хотя бы часть средств, предусмотренных для реализации второго антикризисного плана, дойдет до адресатов. В любом случае можно констатировать, что Банк России готовится одновременно к двум бедам: девальвации рубля и росту инфляции.

Согласимся с властью: единственное, что может поддержать нас в эти нелегкие времена — слепая вера в то, что где-нибудь через год мировой экономический кризис рассосется, нефть подорожает, а западные финансисты снова начнут выдавать российским олигархам дешевые кредиты. Не зря же президент Медведев убеждает нас в том, что сырье в следующем году будет дорожать.

А так как всего этого, скорее всего, не случится, определимся с дном российского кризиса.

В геополитической сфере — утрата контроля над частью территорий страны.

В экономической области — корпоративные и потребительские дефолты, продажа части госпакетов крупнейших российских компаний или их переуступка за долги.

В социальном контексте — стихийные народные недовольства, градус напряженности которых может быть любым.

В отношениях власти и общества — усиление авторитаризма с активизацией репрессивного аппарата.

Достичь дна стране по силам в 2010-2011 годах.

Выплывем раньше — значит, повезло.

Никита КричевскийНикита Кричевский


Добавить комментарий

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>