http://npc-news.ru/

Механизм управления глобальными сырьевыми рынками

Я хочу предложить вашему вниманию анализ алмазного рынка, как модели, на которой был впервые отработан механизм управления глобальными сырьевыми рынками. Для начала немного истории. До открытия коренных алмазных месторождений в Южной Африке, а это произошло в последней четверти 19 века, алмаз был исключительно редким камнем. Собственно говоря, алмазного рынка тогда не существовало. Добыча была очень небольшой, в основном она производилась в Индии, кое-что попадало на рынок из Южной Америки, единичные находки были на Урале, но алмаз был крайне редок. В техническом плане он никого не интересовал, первые технологии применения технических алмазов появились уже в 20-м веке, и до 19-го века включительно, он рассматривался как кристалл ювелирного качества. Это был драгоценный камень, причем редкий, и именно потому очень дорогой.Я хочу предложить вашему вниманию анализ алмазного рынка, как модели, на которой был впервые отработан механизм управления глобальными сырьевыми рынками. Для начала немного истории. До открытия коренных алмазных месторождений в Южной Африке, а это произошло в последней четверти 19 века, алмаз был исключительно редким камнем. Собственно говоря, алмазного рынка тогда не существовало. Добыча была очень небольшой, в основном она производилась в Индии, кое-что попадало на рынок из Южной Америки, единичные находки были на Урале, но алмаз был крайне редок. В техническом плане он никого не интересовал, первые технологии применения технических алмазов появились уже в 20-м веке, и до 19-го века включительно, он рассматривался как кристалл ювелирного качества. Это был драгоценный камень, причем редкий, и именно потому очень дорогой.

До открытия месторождений в Южной Африке цена на алмаз определялась балансом спроса и предложения. Камень был эксклюзивом. Поэтому клиентами этого бриллиантового рынка были, как правило, члены королевских фамилий, высшая аристократия и самый верхний срез финансовой и промышленной буржуазии. Массового распространения этот камень не имел. До 19-го века он носил статусный характер, примером может служить российское наградное оружие и российская орденская система вообще: здесь бриллиант как бы повышал статус награды, но жаловался исключительно генеральским чинам, офицер мог получить золотое оружие за храбрость, георгиевское оружие, но только генерал мог получить оружие, украшенное бриллиантами. Алмазные знаки к ордену повышали его статус на одну степень, но выдавались только генералитету. И вот ситуация изменилась. В последней четверти 19-го века, в Южной Африке, произошел ряд открытий коренный алмазных месторождений, так называемых кимберлитовых трубок взрыва. Месторождения были огромны, стало ясно, что в горных массивах есть залежи руды, где хранится неисчислимое количество алмазов. По сравнению с тем, что было раньше, когда ценный минерал добывали только на аллювиальных россыпях, это была настоящая сенсация. Когда стало известно об этой находке, в Южную Африку хлынул поток авантюристов и первое освоение новых алмазных месторождений началось стихийным способом.

Началась настоящая алмазная лихорадка, в Южную Африку повалила огромная толпа искателей счастья, алмазы они добывали вначале первобытными технологиями, тем более, что это было совсем не сложно, первые открытые месторождения находились в очень выгодных геологических условиях, практически выходя на поверхность. Это сейчас, когда открывают последние, они перекрыты иногда несколькими сотнями метров пустых пород, как, например, в Архангельске, и до кимберлита добраться очень трудно. А в Южной Африке, как и первые месторождения в Якутии, фактически были на обнажениях и выходили на поверхность.

Боливар не вынесет двоих

Среди этой толпы авантюристов и искателей удачи оказались два, можно сказать, своеобразных гения, которые потом и решили судьбу алмазного рынка. Вместе с тем их можно считать создателями, инициаторами, авторами идей весьма специфического механизма, о котором пойдет речь дальше. Я имею в виду Сесила Родса и Барни Барнато. Оба выходцы из Англии, оба не из элиты, не представители аристократии, финансового или промышленного истеблишмента. Сесил Родс был англо-саксом, его отец был сельским священником. А Барни Барнато, этнический еврей, на жизнь зарабатывал выступая в цирке в качестве клоуна, отцом его был цирковой гимнаст, Барнато относился к богемной среде самого низкого пошиба. Примерно в 1870 году в Африку прибыл Родс, а Барнато на год позже. У них был незначительный капитал, но огромное количество энергии — и это позволило им начать скупку алмазов, но к ним достаточно быстро и практически одновременно пришли несколько интересных идей по поводу того, каким должен быть алмазный рынок, чтобы он вообще мог существовать. Ведь стало ясно, что алмазов очень много, что на самом деле, это не самый редкий в мире ювелирный камень, а наоборот, самый массовый.

Это в действительности так. Алмазы лидируют среди ювелирных камней. Их гораздо больше, чем изумрудов, природных рубинов, топазов и т.д. Алмазов было очень много, и если добывать их из горы такими бешеными темпами, а потом выбросить на рынок, то, в принципе, алмаз должен стоить по формуле «спрос — предложение» не дороже жевательной резинки. Я конечно огрубляю ситуацию, рисую, так сказать, общую схему, но Родс и Барнато практически одновременно поняли то, что этот рынок должен быть предельно монополизирован, и что месторождения, этот поток добычи, поток производства алмазного сырья должен находиться под максимально жестким и, фактически, единоличным контролем. Они начали этот процесс, как бы, с двух сторон, Родс создал компанию, которая занималась скупкой земельных участков, разведыванием месторождений, Барнато поступал по той же схеме. В 1880 году Родс купил у двух туповатых братьев фермеров по фамилии Де Бирс ферму, купил за копейки. Эти буры, голландцы из капской колонии, не знали, что находится у них под ногами. А там была кимберлитовая трубка. Они сочли, что очень выгодно продали свою ферму и исчезли куда-то. Однако у Родса было очень своеобразное чувство юмора, и он назвал компанию, которую основал на этой трубке, фамилией братьев — Де Бирс звучит довольно аристократично.

Барнато в это же время основал свою компанию. Подчеркну, с точки зрения бизнес-авантюризма, они друг друга стоили. Создавали они свой бизнес совершенно первобытными методами, принятыми при накоплении капитала, включая широкий спектр всевозможных криминальных действий, каждый из них смог создать довольно большую компанию, которая контролировала приличный кусок алмазных месторождений. Стало ясно, что в этой открытой зоне месторождений, в капской колонии, появилось два мощных игрока. Компания Барнато и компания Родса. Теперь речь пошла о том, как жить дальше, либо воевать, причем и ценовым, и «горячим» способом, либо объединяться. Вопрос был решен в пользу объединения. И в 1888 году, была образована DeBeersMiningCompanyLtd., компания, которая объединила активы Барнато и активы Родса. И Родс, и Барнато возглавили эту компанию на паритетных основах. Но, поскольку оба очень хорошо понимали саму природу этого рынка, о том, что он должен быть монополизирован и что месторождения нужно держать в одних руках, то уже тогда стало ясно, что двум медведям в одной берлоге не ужиться. Несколько лет спустя Барнато поехал в Англию на переговоры с финансистами по поводу кредита для Де Бирс. Он сел в Кейптауне на пакетбот, плавание проходило хорошо, при отличной погоде, безо всяких признаков шторма, однако, в Саутгемптон пакетбот пришел без Барнато. Он где-то выпал по дороге, в Атлантике, до сих пор неизвестно где и при каких обстоятельствах. Скажем просто, иногда такие происшествия случаются, хотя Барнато, в отличие от очень болезненного Родса, был парень физически развитый, бывший цирковой борец, головными болями и головокружениями не страдал. Но с корабля по дороге выпал. И Родс возглавил Де Бирс единолично, таким образом решив задачу консолидации контроля над основными коренными месторождениями. Но для организации рынка решения этой задачи было недостаточно.

Война компроматов

Дело в том, что постоянные клиенты этого рынка, которых я перечислил, то есть, члены королевских фамилий, высшая аристократия и самый верхний срез финансовой и промышленной буржуазии, были явно недостаточной базой, чтобы пропихнуть такой огромный объем алмазов, которые добывала Де Бирс. Нужно было фактически создать рынок за счет массового потребителя. К середине 80-х годов эта задача была решена совершенно нетривиальным образом. То, что я говорил до этого, есть во всех официальных хрониках истории Де Бирс, и комплиментарных, и хрониках, составленных противниками. А вот дальше я хочу предложить некий оригинальный взгляд.

До появления алмазов, как массовых ювелирных камней, королем ювелирного рынка в конце 19-го века, был благородный опал. Сейчас это обстоятельство практически забыто, но тогда это было действительно так. Все, кто входит в современное понятие «средний класс», люди достаточно платежеспособные, обладающие способностью покупать ювелирные украшения, потребляли украшения с опалом. В основном слой такого населения приходился на Европу. Опал добывался в Европе, на территории не подконтрольной британской короне, в Татрах, и еще ряде европейских горных массивов. Британия к этому отношения не имела.

Совершенно неожиданно началась кампания, что опал, конечно, камень красивый, благородный, но что-то с ним не то, приносит он несчастье. Люди заболевают, он притягивает нечистую силу, обратите внимание, это конец 19-го века, не было не только интернета и телевидения, радио не было, только газеты и то, что называется сарафанным радио слухов. Стали появляться многочисленные эксперты медицинского, оккультного направления, словом, по огромному спектру стала распространяться информация, что, говоря современным языком, у опала некая отрицательная потребительная стоимость. То есть, камень приносит несчастья. Люди и верили, и не верили. Но тут, для организаторов этой кампании случился подарок судьбы, эпидемия холеры поразила Испанию. В этот самый момент, испанский король, Альфонс XII дарит своей супруге изумительный гарнитур из благородных опалов, как оберег от заболевания холерой. Королева заболевает и умирает. Этот гарнитур начинает носить принцесса Изабелла, ее дочь, и тоже умирает от холеры. Гарнитур вернулся королю, который тоже скончался от холеры. Эта история дала вспышку публикаций, слухов, с быстротой молнии стало распространяться, что опал способствует заболеванию холерой. Началась паника, население стало избавляться от опалов, их просто выбрасывали в речки, в колодцы, чтобы как можно быстрее избавиться. Рынок был освобожден. Опал был изгнан с рынка и место массового ювелирного камня занял алмаз. Де Бирс конечно никак не комментирует этого рода информацию, что они хоть как-то приложили руку к такой странной кампании по изгнанию опала с рынка, но, на самом деле, если сравнить даты становления Де Бирс с датой появления Родса и Барнато в Африке, с датой создания самой компании, эпидемии холеры и той кампании, которая началась по поводу опала, практически все совпадает. Можно с большой степенью вероятности утверждать, что Де Бирс провели первую в своей истории PR кампанию по зачистке рынка и освобождения его для своей продукции.

Дальше случился небольшой казус. Спустя некоторое время после этих событий, в Австралии, на землях британского доминиона, было открыто достаточно большое месторождение благородных опалов. И тут же выяснилось, что опал, хоть и очень вредный камень, и приносит несчастья, но это не касается австралийских опалов. Австралийский опал даже аборигены носят в качестве талисманов и от холеры не мрут, то есть европейский опал, — это гадость, а вот австралийский — ничего, приемлем. Рынок опалов снова чуть-чуть отыграли, но уже в сторону австралийского опала. Он свою нишу занял, конечно, не такую, как прежде, но возможность существовать компаниям, добывающим опал в Австралии, была предоставлена.

Империя наносит удар

Теперь вернемся к Родсу. Я сейчас буду говорить о нем, так как Барнато мемуаров не оставил, а деятельность Родса хорошо известна. Родс выдвинул идею монопольного рынка, сумел удержать контроль над месторождениями в своих руках, зачистил рынок, придав товару конкурента отрицательную потребительную стоимость, и, сработав чисто информационными методами, завоевал этот рынок. Дальше я попробую пофантазировать, как думал бы Родс. И вот что мне кажется: все последующие действия показывают, что это направление моих рассуждений вполне может совпадать с направлением рассуждений Родса о том, что, когда он понял и осознал, что в его руках оказалась доселе неизвестная технология, смысл которой выражался в том, что рынок рассматривался не как товарный рынок. По большому счету, бриллиант такой большой потребительной стоимости, как нефть, допустим, не имеет, это украшение и не более того — он подчеркивает статус, удовлетворяет некоторые человеческие потребности, начиная от эстетических, заканчивая потребностью признания в статусе. Нельзя сказать, что у него нулевая потребительная стоимость, но без бриллианта можно обойтись, можно его заменить чем-то другим, просто придав ему определенную информационную оболочку. И Родс понял: бриллиантовый рынок не столько товарный, сколько рынок информационный. Продуктом, который продается и который продвигается, является не товар, а информация о нем, оболочка. Видимо, когда эта мысль у него в концептах была сформулирована, тогда стало ясно, что в лице Де Бирс, в лице этой структуры, появилась совершенно новая технология управления рынком. Но кто должен владеть такой технологией?

Наступает интересный момент моего повествования. Во всех биографиях Родса, (в частности, могу вас адресовать к хорошей книге господина Дэвидсона «Сесил Родс — создатель империи»), он рассматривается, как послушный солдат, рыцарь Британской империи. Все биографы утверждают, что он считал, что Британия должна править миром, что британская власть должна распространяться на все континенты, и он последовательно эту идею в претворял жизнь. Можно, конечно, считать и так, тем более, что он сам это декларировал в своих публичных выступлениях, в речах, публикациях и т.д., он проповедовал, что британская нация — это высшая нация, что Британская империя — это высший способ организации. Нужно ее нести народам, не имеющим закона, как говорил Киплинг (он, кстати, был другом Родса). Можно считать и так, но это декларация. Это так сказать то, что выводилось на публичный уровень.

На самом же деле, Родс в 1891 году, при участии лорда Бальфура, Ротшильда, Милнера и Эшлера, создал Круглый стол. Что это было такое? Некая экспертная площадка, неформальный клуб, в котором собрались представители британской в первую очередь, аристократии, представители высших эшелонов финансовых, и представители высших эшелонов промышленных и добывающих компаний. То есть, ранга Родса. Их было относительно немного. Везде считается, что Круглый стол был неким консультационным клубом, неформальным объединением, не имеющим никакого государственного статуса, где высший истеблишмент обсуждал идеи развития именно Британской империи. И вся их деятельность была направлена именно на то, чтобы продвигать интересы Британской империи по миру. Можно считать и так, но можно считать и наоборот, что этот Круглый стол был первым надгосударственным объединением. Он не был аппаратом продвижения интересов Британской империи, но был аппаратом использования структур Британской империи в интересах тех, кто вошел в Круглый стол. С моей точки зрения, это была первая структура, которая встала над государством. И именно этим структурам Родс передал изобретенную им технологию.

Потом был создан Совет по международным отношениям, Бильдербергский клуб, Римский клуб, Трехсторонняя комиссия, — это все вещи одного порядка, это неформальные клубные структуры в которые входят люди, обладающие выдающимися возможностями по планированию, по принятию и по реализации глобальных решений. Неформальные структуры, не имеющие никакого государственного статуса. Родс был пионером этой технологии. Он понял, что технология, которая попала к нему в руки, которую он изобрел, технология управления рынком, управление ценообразованием, должна принадлежать не государству, не Британской империи, в данном случае, а некоей неформальной структуре, стоящей над государством. Это была идея Родса, это был пионерский вклад Де Бирс в систему управления глобальным рынком. Можно сказать, что алмазный рынок послужил моделью, он был выгодной моделью, потому, что имел ряд особенностей, позволяющих именно здесь, а, скажем, не на нефтяном, или на золотом рынках, смоделировать новую технологию информационного управления.

В силу особенностей свойств самого алмаза и его информационной оболочки, как товара.Кстати, тезис, что Круглый стол был создан, как надгосударственная структура, и дальше не он уже работал на Британскую империю, а Британская империя всеми силами была включена в его проекты, на мой взгляд подтверждает и вся организация англо-бурских войн. Для чего, собственно говоря, велись две англо-бурские войны, в которых Родс и его структура принимали самое непосредственное участие, что стало результатом этих войн? Результатом стала окончательная постановка алмазных и золотых месторождений в Южной Африке под контроль Де Бирс. Вот и весь сухой осадок этих войн. Родс вышиб оттуда конкурентов полностью. А конкуренты, правительство Крюгера, буры, ориентировались на Германию. Крюгер ездил в Германию, Крупп с разрешения кайзера поставлял оружие, правительство Германии поставляло советников. Родс, естественно, опирался на британские силы, Англия ввела экспедиционный корпус. Эта история всем известна и закончилась она тем, что под контроль Де Бирс перешли практически все алмазные и золотые месторождения Южной Африки, и Де Бирс окончательно утвердила свою монополию (за исключением одной территории, которая продолжала оставаться уже не под контролем буров, а под контролем немцев, речь идет о Намибии). Намибия была головной болью Родса и сменившего его на этом посту руководителя Де Бирс Эрнста Оппенгеймера. В Намибии, на так называемом Берегу Скелетов, грубо говоря, алмазы можно добывать с помощью саперной лопатки. Там настолько много аллювиальных россыпей, что этот берег закрыт до сих пор, туда очень сложно попасть, даже в качестве наблюдателя. И поскольку эта территория принадлежала немцам, Де Бирс не нее никак не мог претендовать. То обстоятельство, что они не смогут монополизировать до конца добычу, было головной болью Родса. Но тогда он немцев оттуда выбить не смог.

В 1902 году Родс скончался, детей у него не было, семейного клана алмазодобычи он не смог создать, но наследник у него появился, прежде всего идеологический. Речь идет об Эрнсте Оппенгеймере, который возглавил Де Бирс после смерти Родса, и положил начало известному клану Оппенгеймеров, которые и сейчас по-прежнему руководят Де Бирс и принимают участие в руководстве, с правом очень серьезного голоса, в одной из крупнейших добывающих корпораций мираAnglo-American PLC. Оппенгеймер тоже не из элиты, это этнический еврей, который приехал в Южную Африку из Германии, точнее, сначала попал в Англию, занявшись алмазным бизнесом, но на уровне совсем мелкого оператора, а потом, благодаря тому, что один из его родственников работал в Де Бирс менеджером средней руки, попал в Южную Африку сотрудником Де Бирс. Уже здесь, достаточно быстро, за счет личных качеств и хорошего понимания природы этого бизнеса, выдвинулся в руководство Де Бирс. Он унаследовал Родсу прежде всего, конечно, как идеолог, он понял идею управления рынками, идею продажи информации вместо товара, и счел, что такая же схема должна распространяться не только на алмазный рынок, на котором она была уже хорошо обкатана, как на модели, она должна захватить все ресурсные рынки. Итак, в 1917 году Оппенгеймер основал Anglo-American PLC. Это был первый в мире (я пока не затрагиваю рынок углеводородов, прежде всего, речь идет о рынках металлов) монстр такого класса. Этот монстр получил огромную минерально-сырьевую базу, сначала в Африке, а впоследствии, практически на всех континентах. Своим созданием он обязан Эрнсту Оппенгеймеру. Де Бирс вошла в Anglo-American PLC на правах так называемого алмазного отдела. И сейчас, если посмотреть на состав акционеров Де Бирс, то мы увидим, что 45% принадлежит Anglo-American PLC, 40% непосредственно семье Оппенгеймер, и 15% правительству Ботсваны. Это правительство, будем говорить прямо, полностью подконтрольная структура той же Де Бирс, так что эти 15% можно приплюсовать, по желанию, либо к Anglo-American PLC, либо к семье Оппенгеймер. Это, так сказать, декорация. В создании Anglo-American PLC, поскольку бизнес на алмазах развернулся очень широко, приняли участие крупнейшие международные финансовые корпорации. И, прежде всего, группа Ротшильда и группа Моргана. Они вошли и в состав наблюдательных советов, и сейчас их представители находятся в составе наблюдательного совета Anglo-American PLC, и конечно, они обеспечили кредитные линии на очень льготных условиях.

Тут уже говорить о том, что структуры этого рода были рассчитаны на продвижение интересов Британской империи, конечно не приходится. Само название этой компании точно отображает ее идею и состав владельцев. Речь идет не о продвижении интересов Британии, а о продвижении именно этих неформальных клубов, их можно называть англо-американскими, можно англо-саксонскими, но эти все определения будут не точны, потому, что потом, забегая вперед, скажу, что в их состав вошел и Ялмар Шахт, министр финансов Третьего Рейха. Короче говоря, эти корпорации выполняли решения, спланированные в клубах. Прежде всего, внутри Круглого стола.

Дело в том, что Эрнст Оппенгеймер унаследовал Родсу не только в качестве президента Де Бирс, одного из руководителей Anglo-American PLC, но и одного из деятельных членов и руководителей этого неформального клуба. Да, рынок начал хорошо развиваться, та же самая информационная схема, которая была связана с алмазами, перешла и на рынок золота. Anglo-American PLC в значительной степени стала контролировать и рынок золота, рынок платины, появился так называемый лондонский фиксинг, управление ценой золота, фактически по неформальному соглашению людей, входящих в крупнейшие финансовые структуры, то есть, управление рынком. В данном случае, золотым. Anglo-American PLC стала сырьевой базой, а оболочка управлялась лондонским фиксингом. Рынки стали развиваться, монополизация добычи, монополизация строительства так называемого алмазного трубопровода, начало которому положил Родс и развивал Оппенгеймер, все процветало до великой депрессии 29 года.

Алмазы Третьего Рейха

И дальше происходит очень любопытная вещь. Есть серьезнейшая тема, которая напрямую не входит в предмет нашего сегодняшнего обсуждения, но вы наверняка знакомы с работой итальянского экономиста Гвидо Препарата, она опубликована на русском языке и называется «Гитлер инкорпорейтед», где рассказывается, как Британия и США создавали Третий рейх. Довольно известная работа, поэтому я не буду сейчас ее цитировать и приводить из нее положения, а расскажу о некоем частном расследовании, которое мы проводили как агентство Rough&Polished, о роли Де Бирс в становлении Третьего рейха и потом сделаю из этого небольшие выводы. Если взять официальную историю Де Бирс, которая изложена, скажем, у них на сайте, или в нескольких книгах, написанных бывшими сотрудниками Де Бирс, или журналистами, которые не скрывали своей ангажированности по отношению к Де Бирс, во всех них утверждается, что Де Бирс категорически отказалась сотрудничать в Третьим Рейхом. Структуры Гитлера, которые отвечали за снабжение промышленности (и прежде всего оборонной), чуть ли не на коленях умоляли Оппенгеймеров организовать поставки технических алмазов, но Оппенгеймер, дескать, гордо отказался, и Де Бирс тем самым нанесла колоссальный ущерб Третьему Рейху, в значительной степени предопределив его крушение. Это официальная точка зрения Де Бирс и содержание официальных публикаций по этому вопросу.

Мой коллега, Владимир Тесленко, пресс-секретарь Гильдии ювелиров России, написал одну из лучших российских работ на эту профессиональную тему под названием «Организация торговли драгоценными камнями». В ней изложена официальная точка Де Бирс. Надо сказать, что Де Бирс себя очень грамотно ведет в медийном поле, и людей, которые хорошо владеют пером и работают на этом рынке, они часто приглашают к себе, где дают достаточно серьезные массивы информации, знакомят со своим производством, системами сбыта, персоналом, в общем, ведут себя по отношению к прессе очень хорошо. Володя летал в Англию, где, в течение нескольких месяцев стажировался в Де Бирс, после чего он опубликовал книгу, отличную


Добавить комментарий

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>