http://npc-news.ru/

Выборочное акцентирование

Разнообразие выборочного акцентирования проявляется в том по­рядке, в котором объекты вводятся в коммуникацию; в частоте, интен­сивности или экстенсивности, приписываемых событию; и в чрезмер­ном или недостаточном реагировании на конкретное содержание, зак­люченное в сложной стимуляции. «Мои мама и папа» в противополож­ность «мои папа и мама» служит примером определения последователь­ности.

Разнообразие способов назвать женатую пару служит примером как последовательности, так и акцентирования: «Пойдем, навестим Смитов», «Пойдем, навестим Мэри и Джона», «Пойдем, навестим Джо­на и Мэри», «Пойдем, навестим Джона» или «Пойдем, навестим Мэри». В этих случаях истолкование последовательности очевидно, но выбо­рочное акцентирование требует некоторых объяснений. Если пара обо­значается как «Смиты», здесь подчеркивается ее единство и нераздели­мость. Этот способ обозначения является результатом отсутствия опыта взаимодействия с членами пары по отдельности. Если ту же пару назы­вают «Джон и Мэри» или «Мэри и Джон», тогда в центре находится раз­дельность членов пары и подразумевается различное отношение к этим двум людям.

Определение последовательности и выборочное акцентирование также заметно в следующем описании сложного события с множеством признаков и элементов: «У нас был напряженный день; мы ходили по магазинам, в кино, встречались с людьми и обедали в кафе». Если чело­век называет, кто из людей присутствовал на встрече, порядок называния имен может варьироваться. Между прочим, таким вариациям в речи мож­но найти соответствия в других формах поведения, например, в том по­рядке, в котором собравшихся людей обслуживают.

Эмоции человека по отношению к объектам можно понять, исходя из того порядка, в котором он о них рассказывает, если в данных условиях возможна и другая последовательность. Как и в других вариантах интер­претации непосредственности, предполагается, что объекты, вызываю­щие более позитивные или менее негативные ощущения, появляются в речи раньше.

Выборочное акцентирование также можно увидеть в особых сово­купностях признаков, связанных воедино термином, используемым для обозначения референта. Говоря о конкретном психотерапевте, человек мо­жет сказать «психотерапевт», «терапевт», «доктор», «врач отделения», «че­ловек» или «мозголом». Говоря о вечеринке, он может сказать: «Мне по­нравилась вечеринка», «Мне понравились танцы», «Мне понравилось уго­щение», «Мне понравились люди», «Мне понравились разговоры» или «Мне понравилось место». Коллегу можно обозначить как «мой сотруд­ник», «мой коллега», «мой товарищ», «мой ассистент», «мой помощник» или «мой студент». Во всех этих примерах то конкретное качество, кото­рое подчеркивается, предполагает его особую значимость для говоряще­го. Когда происходит переход от общего референта {вечеринка) к его эле­менту {разговор), это можно проинтерпретировать следующим образом: те свойства, которые не подчеркиваются, а исключаются, менее предпо­читаются или не нравятся, или же обозначенная совокупность признаков менее нравится или не нравится и является более предпочитаемой (Mehrabian, 1967d). Хотя, в общем, с большей степенью надежности мож­но заключить, что к исключенным сторонам референта испытываются негативные чувства.


Комментарии закрыты.