http://npc-news.ru/

Взаимосвязь между симпатией и убедительностью

В литературе по имплицитной коммуникации можно найти несколь­ко производных гипотез, касающихся взаимосвязи между симпатией к слушателю, запланированной убедительностью говорящего и восприня­той слушающим убедительностью сообщения.

Что касается знаков позы и положения тела, результата Меграбяна (1968а) показали, что меньшая удаленность от адресата, более ин­тенсивный контакт глаз с ним и меньший наклон назад говорящего передают адресату большую симпатию. Кроме того, женщины-коммуникаторы располагали тело более прямо по отношению к слушающе­му, если он был скорее приятен, чем неприятен; обратное оказалось справедливым для мужчин-коммуникаторов, но только если были вов­лечены сильные, а не слабые или нейтральные чувства (Mehrabian, 1968b). Наконец, результаты показали наличие криволинейной зависи­мости между расслабленностью и степенью симпатии, передаваемой адресату (Mehrabian, 1968b). Например, было обнаружено, что накло­ны в сторону, являющиеся показателем расслабленности (см. прило­жение А) умеренно выражены при взаимодействии с вызывающими симпатию адресатами, мало выражены, если собеседник вызывал ней­тральное отношение, и очень сильно при взаимодействии с адреса­тами, вызывающими антипатию. Здесь, однако, было одно исключе­ние: мужчины-коммуникаторы, обращаясь к сильно отвергаемым муж­чинам, отклонялись в сторону на относительно небольшой угол. Та­ким образом, умеренно выраженные наклоны в сторону (12 градусов для женщин и 8,7 градусов для мужчин) передавали позитивное отно­шение, а очень большие (15 градусов) или маленькие (6 градусов)нейтральное или негативное.

Также было обнаружено, что помимо описанных выше знаков позы и положения несколько невербальных и имплицитных речевых знаков передают различное отношение к другому человеку. Например, речевые подкрепления, такие как «ага», по определению, сообщают более пози­тивное отношение (Krasner, 1958), то же справедливо и для утвердитель­ных кивков головой получили подтверждение предположению о том, что более длительная коммуникация связана с более позитивным отношением. Маль (Mahl, 1959) и Касл и Маль (Kasland Mahl, 1965) по­казали, что расстройства скорости речи взаимосвязаны с уровнем трево­ги или дискомфорта говорящего. Масса имеющихся результатов убеди­тельно подтверждает открытие Маля (Mahl and Schulze, 1964). Таким об­разом, нарушения темпа речи должны коррелировать с негативными от­ношениями говорящего к адресату, к своей собственной коммуникации, как в случае обмана, или когда референты его сообщения несут отрица­тельный эмоциональный заряд.

Наконец, ряд результатов Розенфельда (Rosenfeld, 1966а, 1966b) по­зволил сформулировать дополнительные гипотезы, касающиеся движе­ний и мимики наряду с другими характеристиками речи. В исследовани­ях Розенфельда одни испытуемые получали инструкцию стремиться за­воевать расположение своих адресатов, а другие избегать этого одобре­ния. Поведение испытуемых в условиях стремления к одобрению (СО) и избегания одобрения (ИО) оценивалось по ряду невербальных и имплицитно-речевых показателей. Розенфельд так подвел итог полученным ре­зультатам.


Комментарии закрыты.