http://npc-news.ru/

Менее формальные условия коммуникации

Второй сделанный на основании исследования Меграбяна вывод заключался в том, что противоречивые сообщения чаще предпочи­тались в менее формальных условиях коммуникации.

Все без исключения оставшиеся результаты четырех экспериментов соответствовали следующим общим выводам.

1.  Речевой компонент противоречивого сообщения передает оценку действия адресата и поэтому является основой выбора сообщения при приятном или неприятном поведении адресата.

2.  Невербальный компонент противоречивого сообщения передает оценку личности адресата и поэтому является основой выбора сообще­ния, когда адресат вызывает симпатию или антипатию.

Также все без исключения значимые эффекты показали, что более тревожные испытуемые больше предпочитали позитивные противоречи­вые сообщения и меньше негативные противоречивые сообщения. Этот результат свидетельствуем о том, что более тревожные люди меньше хо­тят передавать негативные чувства к личности адресата, поскольку они предпочитали сообщения с позитивными невербальными компонентами и старались избежать сообщений с негативными невербальными компо­нентами. Соответствующих результатов для стремления к социальному одобрению коммуникатора обнаружено не было.

Исходя из этих данных, описывающих использование противоречи­вых сообщений в популяции в целом, Бикел и Меграбян (1969) перешли кисследованию частоты появления непротиворечивых и противоречивых коммуникаций отношений со стороны родителей к своим более и менее дезадаптированным детям-подросткам. Исходя из гипотезы «двойного принуждения», можно предположить, что родители сильнее дезадапти­рованных детей передают противоречивые отношения чаще, чем родите­ли детей с менее выраженной дезадаптацией.

В эксперименте Бикела и Меграбяна (1969) противоречивость ком­муникации оценивалась через передаваемые словами и позой отношения. Были выбраны знаки позы, а не мимики или голоса, поскольку они носят более тонкий, неуловимый характер. Мы могли бы положиться на мими­ческие знаки, но представлялось, что в присутствии «оценивающего» те­рапевта родители в меньшей степени могут контролировать и сдерживать коммуникацию отношения через позу, чем контролировать или сдержи­вать свои мимические проявления.

В эксперименте анализировались коммуникации выборки из 21 се­мьи, содержащей страдающего нарушениями подростка. Вербализации и позы оценивались по аудио и видеозаписям того, как подростки и их родители обсуждали семейные проблемы, связанные с дезадаптацией подростка. Результаты эксперимента не подтвердили гипотезу «двойно­го принуждения»; несовпадение между сигналами речи и позы у роди­телей более дезадаптированных подростков было не больше, чем у ро­дителей детей с менее серьезными нарушениями. Эти результаты, про­тиворечащие гипотезе «двойного принуждения», согласуются со сделан­ными Шухамом (Scbuham, 1967) выводами на основании анализа лите­ратурных данных.

Наиболее интересный результат этого исследования заключался в том, что родители более дезадаптированных подростков демонстрирова­ли по отношению к ним более негативное отношение, чем родители под­ростков с менее выраженной дезадаптацией. Таким образом, исследова­ние показало, что общий характер позитивно-негативных отношений, а не противоречивость в передаче отношения, — это более перспективная область в исследовании отношений между коммуникационными паттер­нами и психопатологией.


Комментарии закрыты.