http://npc-news.ru/

Степень позитивного отношения

В исследовании Меграбяна и Ферриса 25 испытуемых внача­ле оценивали степень позитивного отношения, заключенного в каждом из 15 написанных слов. На основании этих суждений, слово «может быть» выбрали как подходящий вербальный носитель нейтрального от­ношения в устной коммуникации. Трех дикторов-женщин затем попроси­ли изменять свои голоса, произнося слово «может быть» так, чтобы передать симпатию, нейтральное отношение или антипатию к вообража­емому адресату. Каждая женщина произносила слово «может быть» по два раза одинаково, и ее высказывания записывались на аудиокассету.

Мимические коммуникации трех степеней отношений были отобра­ны сходным образом. Трех женщин-моделей сфотографировали, когда они пытались передать с помощью мимики симпатию, нейтральное отноше­ние или антипатию к другому человеку. На основании оценок, которые испытуемые дали голосовым и мимическим коммуникациям, были выб­раны три голосовые коммуникации (то есть позитивная, нейтральная и негативная), полученные от каждой из двух дикторов, и три мимические коммуникации, полученные от каждой из двух моделей. Мимические ком­муникации отношения определенного значения (например, позитивного) отбирались так, чтобы они соответствовали голосовой коммуникации от­ношения того же значения. Сопоставлялись стандартные отклонения оце­нок, а также и их средние. Другими словами, для каждого из трех уровней симпатии, независимые эффекты всех голосовых коммуникаций симпа­тии-антипатии были сопоставимы с независимыми эффектами всех ми­мических коммуникаций симпатии-антипатии.

Таким образом, как в эксперименте Меграбяна и Винера, так и в работе Меграбяна и Ферриса независимо оценивались отдель­ные эффекты каждого компонента. Поэтому оказалось возможным выра­зить зависимый показатель (извлеченный из сообщения в целом уровень симпатии) на основании значений отдельных компонентов. Как уже от­мечалось, результаты эксперимента Меграбяна и Винера показа­ли, что большая часть вариативности оценок общего отношения объясня­ется изменениями голосового компонента.

В исследовании Меграбяна и Ферриса совместный эффект мимического и голосового компонентов оказался взвешенной суммой их независимых воздействий, поскольку между ними не было значимого вза­имодействия

Тогда, в целом, можно предположить, что при наличии противоре­чия между отношением, передаваемым вербально и имплицитно, импли­цитная часть будет играть решающую роль в определении содержания всего сообщения. Например, если есть противоречия между отношения­ми, выражаемыми словами и позой, компонент позы должен доминиро­вать в определении того, какое отношение будет понято. Представленные раньше результаты, касающиеся передачи отношений посредством зна­ков позы и положения (см., например, главу 2), делают возможным прове­рить эту гипотезу.

Кроме того, два недавних исследования подтверждают выдвинутую гипотезу. В одном из этих исследований было обнаружено, что знаки имплицитной коммуникации, по сравнению с вер­бальными, вносят больший вклад в коммуникацию доминантного (или властного) или более позитивного отношения.

К обобщению результатов, представленному в уравнении, а также Лампела и Андерсона (Lampel and Anderson) показали, что передаваемые по различным каналам отношения взаимодействуют друг с другом, определяя воспри­нимаемое в целом отношение. Следовательно, уравнение (2) это лишь первое приближение. Нужно провести более подробное изучение основ­ных и совместных эффектов различных каналов. Такое исследование могло бы потребовать подготовки записанных на видео стимулов, задействующих четыре канала коммуникации: вербальный, голосовой, мимический и канал открытости знаков положения тела.

Например, три уровня словесно выражаемого отношения можно объединить с каждым их трех уровней голосовых, мимических знаков и знаков позы. Чтобы облегчить анализ результатов, нужно уравнять степени трех отношений, передаваемых по каждому каналу, так что­бы, например, позитивные мимические сигналы были равны по своему значению позитивным словесным сигналам и позитивным сигна­лам положения тела. Таким образом, 81 тип коммуникационных сти­мулов с повторениями для различных коммуникаторов обоих полов составляет большой набор стимулов для расшифровки. Адресаты мо­гут быть разными по своим личностным характеристикам (например, по выраженности стремления к аффилиации) или по степени и виду психопатологии. Зависимые переменные могут включать не только средние оценки каждого из 81 типа коммуникации, но также и вариа­тивность и латентные периоды оценок. Изучая вариативность реакций на противоречивые коммуникации, можно оценить, насколько трудно их расшифровывать. Эту трудность можно также измерить по латент­ным периодам вынесения суждений об общем отношении; эти данные могут быть полезными в свете теории двойного принуждения. После­днее предполагает, что адресатам может потребоваться больше време­ни, чтобы оценить общее отношение, передаваемое противоречивым или неопределенным сообщением, или что эти оценки будут отличать­ся более выраженным несогласием.


Комментарии закрыты.