http://npc-news.ru/

Развитие коммуникации ребенка

Любая коммуникативная ситуация характеризуется сходством и от­крытостью четырех ее компонентов: коммуникатора, адресата, коммуника­тивного поведения и референта. Развитие коммуникации ребенка можно описать через процесс усиления несходства и/или закрытости между раз­личными компонентами, особенно между коммуникативным поведением и референтом. В отличие от взрослых, дети обнаруживают большее сход­ство и открытость между этими элементами, что обусловлено ограничен­ностью их возможностей. Взрослые, которые иногда ведут себя так же, де­лают это по собственному выбору, поскольку они способны одновременно продуцировать и другие формы. Например, годовалый ребенок обозначает вещи, только указывая на них, в то время как взрослый может сделать то же самое, а может и определить месторасположение предмета словами.

Вторым важным положением относительно коммуникации детей яв­ляется то, что более совершенные формы коммуникации развиваются на основании поведения, уже имеющегося в репертуаре ребенка и использо­вавшегося им для выражения более простых отношений. Так, указывание рождается из попыток дотянуться и схватить. Когда ребенок пытается до­тянуться и схватить что-то, он выражает свое желание обладать этим пред­метом, а указывая на предмет, ребенок обозначает его для другого челове­ка. Опять же, для выражения отношений причинности, сопоставимости или объединенное™ ребенок использует уже имеющиеся в своем репер­туаре высказывания наряду с выражающими зависимость голосовыми про­явлениями.

Данный подход может служить основой для исследований доречевого и раннего речевого поведения. Различные формы невербального (отсроченного) подра­жания и антиципации свидетельствуют о способности представить рефе­рент с помощью какого-то другого средства, например, жестов. Предло­женная нами теория также определяет, как расположены такие репрезен­тации на ступенях развития. Так, более совершенные формы подражания связаны с большим несходством между жестикуляцией и имитируемым референтом. Они также связаны с Закрытостью имитирующих жестов от референта, поскольку подобная закрытость предполагает существование внутренней схемы или модели, регулирующей процесс подражания.

Некоторые лингвисты (например. Chomsky, 1965: Lenneberg, 1967; McNeill, 1966) предположили, что раннее речевое развитие ребенка не свя­зано с развитием когнитивных навыков. Речь четырехлетнего ребенка, не обладающего обширным словарным запасом, может быть грамматически правильной, как у взрослого. Таким образом, один из требующих решения вопросов касается взаимосвязей между ранним интеллектуальным разви­тием и грамматической компетентностью. Эти лингвисты утверждают, что относительно неполная и несколько неправильная речевая информация в окружающей ребенка социальной среде и ограниченность его интеллекту­альных возможностей не могут служить основой для усвоения граммати­ки. Они предполагают, что ребенок выбирает одну или множество грамма­тических систем, соответствующих имеющимся у него лингвистическим данным.

Мы в своем подходе, напротив, пытаемся связать речевые и нерече­вые способности ребенка. С нашей точки зрения, первоначальные формы коммуникации, в основном, основаны на невербальных жестах, голосо­вой деятельности, движениях и позах. Естественно, эти невербальные репрезентационные способности ребенка связаны с его уровнем интеллекту­ального развития и создают основу для развития средств вербальной ком­муникации.


Комментарии закрыты.