http://npc-news.ru/

Экспериментальные данные

В то время, когда проводились большинство из описанных в предыдущих главах эксперимен­тов, отсутствовали теоретические и эмпиричес­кие основания отбора тех личностных перемен­ных, которые наиболее важны в исследовании имплицитной коммуникации отношений. Однако сейчас мы располагаем достаточным количеством экспериментальных данных, чтобы сформулиро­вать общий подход к изучению индивидуальных различий в этой области. Если основными рефе­рентами имплицитных сообщений являются по­зитивность (включающая симпатию и предпоч­тение), сила (включающая доминантность под­чиненность и статус) и реактивность, тогда инди­видуальные различия можно рассматривать как характерные тенденции или способности к пере­даче этих отношений.

Наиболее устойчивый блок результатов, свя­занных с индивидуальными различиями в имп­лицитной коммуникации, был связан с половыми различиями. Эти различия могут быть рассмот­рены в рамках нашей трехмерной структуры. Было обнаружено, что женщины, в общем, выра­жают больше позитивных чувств к другим людям, чем мужчины; например, они занимают более близкое положение к другим людям (Long, Ziller, and Henderson, 1968; Norum,’Russo, and Sornmer, 1967; Sornmer, 1959). Кроме того, составляющие пару женщины занимали более близкое положе­ние относительно друг друга, чем это наблюда­лось в мужских парах (Baxter, 1970). Экслайн (Exline, 1963) обнаружил, что они более интенсивно контактируют друг с другом глазами, чем муж­чины. Люди отвечают взаимностью на получаемую от женщин позитив­ность, занимая более близкое к ним положение (например, Henderson, Long, and Ziller, 1965; Mehrabian, 1968a; Willis, 1966). Если обобщить, основываясь на выделенном в работе Меграбяна (1971b) факторе импли­цитной позитивности, можно отметить, что коммуникация женщин более позитивная, чем коммуникация мужчин. Поскольку у женщин сильнее выражена потребность в аффилиации (Anastasi, 1958), их тенденция про­являть большую позитивность имплицитно согласуется с предположени­ем о том, что люди с сильно выраженным стремлением к аффилиации более позитивны в межличностном взаимодействии (Mehrabian and Ksionzky, 1970).

Помимо того, что коммуникация женщин более позитивна, они так­же склонны проявлять в своем невербальном поведении больше покорно­сти. Например, в ситуациях социального взаимодействия они занимали менее расслабленные позы, чем мужчины (см., например, Mehrabian, 1969b).

Также есть данные, описывающие некоторые характерные тен­денции имплицитной коммуникации более тревожных и дезадаптиро­ванных субъектов. Таким людям хуже удавалось скрыть от других свой обман или открыто выразить негативные чувства по отношению к дру­гим людям (Mehrabian, 1970е, 1971а). Это отношение покорности от­личалось от того отношения, которое демонстрируют женщины, тем, что оно сопровождалось имплицитной коммуникацией негативных чувств. Например, было установлено, что более дезадаптированные люди стремятся занимать более удаленные позиции от остальных лю­дей (Fisher, 1967; Long and Henderson, 1968; Smith, 1954; Weinstein, 1965). Эти результаты согласуются с предположением о том, что деза­даптированные люди, особенно в условиях госпитализации, в присут­ствии других чувствуют себя тревожно и небезопасно. Таким образом, во время социального взаимодействия они передают и негативные чув­ства, и покорность.


Комментарии закрыты.