http://npc-news.ru/

Множество вариантов открытости речи

Эвристическая ценность метафоры открытости подтверждается в некоторых выделенных с ее помощью формах поведения. Работодатель, который увольняет работника с помощью посредника, использует менее открытый способ коммуникации, чем тот, кто непосредственно сам раз­говаривает с работником. Письмо «дорогому Джону» еще один распро­страненный пример закрытой коммуникации. Коммуникация охватывает широкий спектр от наиболее открытых ситуаций непосредственного лич­ного общения до коммуникации на видеокассетах, воспроизводящихся на экране монитора, телефонных разговоров, где слушателю доступно не только вербальное содержание, но и интонации голоса, и письменной ком­муникации, где отсутствуют даже неуловимые характеристики голоса. Выбирая из всего этого разнообразия, человек, на самом деле, демонст­рирует свои позитивные или негативные чувства.

Если мы решаем позво­нить по телефону или написать письмо, когда равно возможно перегово­рить лично, наша закрытость может свидетельствовать об антипатии к адресату, к содержанию коммуникации или к обсуждению данного содер­жания с данным адресатом.

Существует также множество вариантов в открытости речи. Напри­мер, я могу сказать посетителю: «Я писал доклад» или «Я пишу доклад». Второе высказывание более открыто во временном отношении и подра­зумевает более позитивное отношение к выполняемой деятельности. Я мог бы также сказать: «Я пишу этот доклад для тех людей, которые …» или же «Я пишу этот доклад для этих людей, которые …». Опять же, бли­зость, выраженная употреблением слова «этих» вместо «тех» отражает более позитивную эмоцию.

Показатели силы и статуса можно наблюдать в метафорическом выра­жении могущества и бесстрашия. Могущество метафорически передается движениями большими либо маленькими (величавыми в отличие от изво­ротливых, широкими в отличие от небольших и зажатых), высокими либо низкими (стоять прямо или наклонившись), а также быстрыми и медленны­ми. Отсутствие страхов метафорически передается расслабленностью в от­личие от напряженности и тем, что человек поворачивается к другому спи­ной. Например, в традиционных ближневосточных культурах существовал обычай, согласно которому человек более низкого статуса должен был выхо­дить из комнаты пятясь, вместо того, чтобы просто повернуться спиной и выйти. Сокращенные варианты такого перемещения можно наблюдать даже сегодня. Оно часто сочетается с поклонами и тихой речью, причем после­днее согласуется с метафорическим выражением слабости.

Многочисленны примеры соотношения расслабленности и напря­жения со статусом, поскольку это весьма распространенный механизм, используемый в нашей культуре для передачи различий в социальном положении (Mehrabian, 1969b). Когда два человека вместе, тот, у кого выше статус, более расслаблен. Его конечности и туловище, скорее все­го, расположены асимметрично (ноги перекрещены, туловище наклоне­но в сторону или назад). Интересно, что раскачивание в положении сидя отражает расслабленность, а в положении стоя ее противоположность, напряжение.

Третье измерение, реактивность, метафорически выражается через большую невербальную и имплицитно вербальную активность (напри­мер, мимическую экспрессивность, которая включает позитивные и нега­тивные сигналы, голосовую активность, скорость речи, измеряемую ко­личеством произнесенных в минуту слов, и громкость речи). В тех ситуа­циях, когда говорящий должен воздействовать на своего слушателя (на­пример, в политике или рекламе), но не может выразить симпатию, не рискуя быть заподозренным в манипулировании или неискренности, про­исходит резкое повышение реактивности и лишь незначительное имп­лицитной позитивности (Mehrabian and Williams. 1969).

Метафорические выражения симпатии, власти и реактивности иногда формализуются и становятся открытыми (на Востоке поклоны часть метафорического выражения статуса): но обычно они остаются импли­цитными (как в нашей культуре, где расслабленность-напряженность пе­редает вариации статуса). Тот факт, что в рамках одной культуры и даже между культурами (Ekman, 1972; Ekman and Friesen, 1971) существует согласованное понимание имплицитной коммуникации, подтверждает наше предположение о том, что большая часть имплицитной коммуника­ции основывается на этих общепринятых метафорах, неотделимых от человеческого опыта.


Комментарии закрыты.