http://npc-news.ru/

Контекстуальный характер детской коммуникации

Обозначение — это простейшая форма представления. Обозначение выделяет объект или событие из его окружения, в то время как представ­ление характеризует некоторые из его признаков. У младенца первона­чальные формы обозначения обусловлены присутствием адресата и ре­ферента и имеют место в ситуации, когда и ребенок, и адресат каким-то образом разделяют референт или взаимодействуют с ним. Указывайте относится к таким ранним формам обозначения. При указывании эмоци­онально или действенно ориентированная связь зависимого коммуника­тора (ребенка) является главным аспектом коммуникации об объекте ад­ресату (взрослому).

Способность ребенка обозначать с помощью жестов развивается из его способностей достигать различные объекты и прикасаться к ним. Хватание предмета и засовывание его в рот — распространенный способ взаимодействия с окружающей средой на ранних этапах развития (Mehrabian and Williams, 1971). Хотя хватание и не связано напрямую с указыванием, достижение предмета с целью прикоснуться к нему создает определенную основу для обозначения. В самом по себе прикосновении можно выделить три стадии: прикоснуться, чтобы схватить; прикоснуть­ся, чтобы исследовать; и, наконец, прикоснуться, чтобы обозначить в при­сутствии другого человека. Другие жесты, например изменение положе­ния тела или его повороты, чтобы посмотреть, могут выполнять ту же функцию. Другими словами, младенец может повернуться к предмету в присутствии другого человека, чтобы показать; «Я хочу это», выразить любопытство или заинтересованность в предмете или просто привлечь к нему внимание. Пытаясь определить, детерминировано ли определенное прикосновение аффективно либо конативно, или же оно вызвано попыт­кой обозначить предмет, полезно подумать, может ли ребенок хотеть в данный момент получить этот предмет. Если в результате независимой оценки получается, что ребенок хочет данный предмет, нет смысла гово­рить об обозначении. Если же ребенок не хочет получить предмет и, кро­ме того, указы ванне или прикосновение сопровождается показательными звуками типа «да», можно предположить, что имеет место обозначение.

Как и обозначение посредством движений и жестов, обозначение голосом развивается из вокализаций, изначально выполнявших другие функции. Ранние вокализации ребенка это, скорее, призывающие зву­ки, такие как плач; они связаны с аффективно-конативной сферой. Ни эти звуки, ни веселый лепет не относятся к обозначению. Однако в отличие от лепета, существует ряд звуков, обычно связанных с движениями, кото­рые ребенок совершает, когда тянется к предметам. (Отметьте сходство с достижением, чтобы схватить, и достижением, чтобы прикоснуться.) Именно эти зовущие звуки предшествуют смене функции и начинают ис­пользоваться, чтобы обозначить, а не достичь чего-то или о чем-то по­просить.

В развитии как жестовых, так и голосовых форм обозначения при­сутствие другого человека необычайно важно, что свидетельствует о зна­чительной роли межличностного контекста для появления этих предвест­ников репрезентативного поведения.


Комментарии закрыты.