http://npc-news.ru/

Эффектив­ность кодирования

Пытаясь оценить эффектив­ность кодирования, мы получаем результаты, неотделимые от средних спо­собностей кодирования испытуемых в различных каналах; пытаясь оце­нить эффективность декодирования, нам приходится полностью полагать­ся на расшифровки, данные каким-то «экспертом» или специальной груп­пой испытуемых. В результате, сравнение эффективности коммуникации в различных каналах необходимым образом предполагает смешение с эф­фективностью кодирования и декодирования коммуникаторов в этих ка­налах. Однако в реальной жизни эффективность данного канала в переда­че нюансов отношения также включает общую эффективность кодирова­ния и декодирования в этом канале.

Тогда можно предположить, что по­лученные нами результаты, относящиеся к различиям между каналами, приложимы к повседневной коммуникации, поскольку в методологии на­шли свое отражение особенности коммуникационного процесса. В отли­чие от смешения кодирования и декодирования с общим эффектом кана­ла, в нашем исследовании все же удалось отдельно оценить способности кодирования и декодирования у разных групп испытуемых (то есть груп­пы по полу и СЖ).

Третья гипотеза, предполагавшая большую вариативность в комму­никации негативных, а не позитивных отношений, нашла свое подтверж­дение. К этой гипотезе имеет отношение результат, показавший, что спо­собность кодировать негативное отношение объясняет большую часть вариативности общей способности передавать отношение, как в мими­ческом, так и голосовом каналах. Эти результаты подтвердили высказан­ное Винером и Меграбяном (1968) предположение о том, что наша куль­тура не поощряет открытое высказывание негативных чувств, и поэтому функцию выражения таких отношений приняли на себя каналы импли­цитной коммуникации. Данные о том, что женщины лучше кодируют не­гативные отношения, чем мужчины, согласуется с культурным объясне­нием, поскольку мужчины, видимо, пользуются большей свободой в от­крытом выражении негативных эмоций.

Кроме вышеизложенных предположений, результаты, говорящие, что общая способность кодировать отношение в большей степени является функцией способности кодировать негативное отношение, могут позво­лить сделать выводы, важные для других исследований имплицитной ком­муникации. Эмоциональные состояния, использованные в предшествую­щих исследованиях (например, Davitz, 1964) включали положительные, нейтральные и отрицательные чувства. Хотя они были названы как отI. дельные категории, такие как «счастливый», «несерьезный» или «злой», эти данные можно проанализировать заново в терминах позитивных и негативных эмоциональных состояний, с точки зрения как способностей кодирования, так и возможных взаимосвязей с личностными переменны­ми, вошедшими в подобные эксперименты с использованием кодирова­ния эмоциональных состояний (например, страх отвержения, аффилиация, конформность, враждебность или нейротизм).


Комментарии закрыты.