http://npc-news.ru/

Передача положительных и отрицательных эмоций

Описанная ниже работа может служить примером наличия сложных методологических проблем при исследовании индивидуальных способ­ностей или предпочтений в коммуникации чувств. Это исследование (Zaidel and Mehrabian, 1969) также показывает некоторые проблемы, ко­торые исторически находились в центре внимания ученых, разрабатыва­ющих эту область.

Если конкретнее, это исследование было нацелено на изучение вза­имосвязи между способностями кодирования и декодирования в мими­ческом и голосовом каналах, полом коммуникатора и его стремлением заслужить социальное одобрение (Crowne and Marlowe, 1960, 1964).

Спо­собность к кодированию определялась на основании того, насколько тон­ко дифференцировались порождаемые индивидом сигналы, передающие различные мысли или чувства. Декодирование, в свою очередь, включало способности различать сигналы. В этом смысле, хороший кодировщик порождает четко различимые сигналы, относящиеся к различным пере­живаниям, а хороший дешифровщик может различать разнообразные чув­ства во множестве сигналов.

Было поставлено несколько вопросов. Прежде всего, взаимосвяза­ны ли способности к кодированию и декодированию? Предшествующие исследования не дали здесь однозначного ответа. Как Новер (Knower, 1945), так и Леви (Levy, 1964) сообщали о наличии значимой взаимо­связи между способностями кодировать и расшифровывать вербальную информацию, но Миллер (Miller, 1966) обнаружил лишь незначитель­ную, незначимую корреляцию. Все три исследования отличались от на­шего по способу теоретического осмысления способности кодирования-декодирования. В ходе предыдущих экспериментов измерялось: 1) сте­пень соотнесения экспертами различных эмоциональных состояний, таких как «счастливый» или «злой», с совокупностью намеренно вос­произведенных выражений данного кодировщика или 2) степень, с ко­торой данный дешифратор точно соотносил настроения и выражения нескольких коммуникаторов. В нашем же исследовании коммуникации варьировались по шкале симпатии-антипатии или позитивной-негативной оценки. Возможно, наш подход совершенно не отличается от пре­дыдущих подходов к изучению коммуникационных навыков, но посколь­ку выполняемые в ходе эксперимента задания были несопоставимы, указанные выше результаты могут иметь лишь косвенное отношение к нашему эксперименту. Кроме того, результаты этих ученых основыва­лись только на речевом канале, в то время как наше исследование вклю­чало мимический и голосовой каналы.

Второй из затронутых в исследовании вопросов касается вечной проблемы половых различий. Результаты всех предшествующих экспе­риментов говорили о том, что не существует половых различий в способ­ностях кодировать или расшифровывать эмоциональные состояния (Davitz, 1964; Miller, 1966), но этот вопрос все еще оставался открытым.


Комментарии закрыты.