http://npc-news.ru/

Роды как экстре­мальная-ситуация

Роды процесс интимный, личный, тайный, женский по своей сути. Ницше пишет «все в женщине загадка, и этому всему одна отгадка бе­ременность».

Но так же было бы ошибочно, на наш взгляд, считать, впадая в дру­гую крайность, что лишь в родах женщина по настоящему истинная и подлинная, а в своей обыденной жизни эту подлинность скрывает, или эта подлинность скрывается.

Когда мужчина в родах впервые обнаруживает жену настоящей, и все про нее и про себя понимает, обретает более глубокое знание он ско­рее всего обманывается. Конечно в родах женщина естественна, но эта естественность иного качества. Не стоит забывать, что роды это, все-таки, «процесс на грани» на грани здоровья и болезни, на грани физиче­ских и психологических возможностей и усилий, это некая экстремаль­ная ситуация женской реальности. Если рассматривать роды как экстре­мальную ситуацию, то в ней люди, конечно, проявляются, но эти проявле­ния нельзя принимать за эталоны подлинностей. Повседневная жизнь тоже подлинна, и в некотором смысле эта подлинность сложнее, много­мернее, тоньше.

Рассмотрим на примере. Муж и жена живут вместе более 20 лет, все это время он пьет, а она ведет себя как типичная жена алкоголика: то «спасает» (утверждаясь в превосходстве), то «унижает» (рождая тем са­мым чувство ненужности), то «страдает» (вызывая бестолковое чувство вины), тем самым снова провоцируя его на выпивку, то дерется с ним, то заявляет в милицию и т.д.. Но вот, однажды, она попадает в беду, на нее катится тяжелая цистерна, которая непременно раздавит. И тут ее муж ки­дается на помощь, останавливает цистерну ногой, и держит до тех пор пока женщина не спасется. В результате оказывается, что у него изувечена нога, но он держит. Вот она любовь! Теперь можно сказать, что мы по­няли подлинное отношение этой пары друг к другу, и муж с женой это тоже поняли. Он даже перестал пить, а она начала наконец-то «видеть в нем мужчину», и жить стали они «душа в душу»…пару недель. А потом все заново. Почему? Память коротка?

Так что же здесь реальность? То, что любят или то, что друг друга мучают и «гробят»?

Очевидно, что и любят и «гробят», но видимо реальнее для них те отношения, которые в жизни, они ведь гораздо сложнее. Спасти человека оказалось легко, труднее с ним жить. Усилий и личностного вклада на­много больше в том, чтобы изо дня в день едва заметно строить повсед­невные отношения. И тогда, конечно любят, но настоящее в том, что лю­бить они могут только мучая. Поэтому воодушевление от любви «в чи­стом виде», которая проявилась в «подвиге», очень быстро проходит, уступая место «просто» жизни. И тогда получается, что друг не прояв­ляется в беде. В беде проявляется лишь самое упрощенное, но воодушев­ляющее из того, что может быть в дружбе.

Аналогично в родах. Конечно, все «ах!». И жена стала ближе и подлинней, и семейные отношения крепче, и отцовские чувства, и все бу­дет теперь иначе. пару недель. Так как весь этот накал реально представ­ляет из себя лишь побочный эффект экстремальности родов и грубого нарушения дистанций. Если же ориентироваться на это переживание вос­торга, как на эталон отношений, то в дальнейшей семейной жизни непре­менно надо будет «из кожи вон лезть», чтобы это ощущение поддержи­вать, устанешь, будет «тошнить» друг от друга, но все равно не удержишь, и разочаруешься, и будешь виноватым за то, что предал, ведь обещал подлинную любовь (в особенности самим фактом своего участия в родах), и тогда, либо сбежишь из семьи, но сам себя не уважая, либо останешься из чувства долга, мучаясь и мучая окружающих.


Комментарии закрыты.