http://npc-news.ru/

Ресурс субъектности

Важнейшим условием эффективности се­мейного консультирования является способность клиента к свободному самоопределению, т.е. его полнота как субъекта саморазвития. Тогда, когда эта способность снижена, и клиент не способен к выходу за пределы сложившихся схем взаимодействия с семьей и жизнью в целом, необходи­мы специальные усилия со стороны психолога для наращивания индиви­дом ресурса субъектности. Мы полагаем, что эти усилия, оформленные в виде систематических методов и техник, и есть психотерапия.

Исходя из этого, мы можем сказать, что цель семейного консультирования за­ключается в обнаружении с помощью различных форм и методов диагно­стики направления субъектных действий в контексте семейных отноше­ний, тогда как цель семейной терапии заключается в том, чтобы, рабо­тая с семьей как целым, создавать условия для инициации, реализации и поддержания субъектных действий членов семьи. Таким образом, первое ограничение возможностей семейного консультирования связано с уров­нем готовности клиентов воспользоваться результатами консультации.

Второе ограничение связано с исторически сложившимся в процессе развития психологической науки и практики положением, которое можно было бы условно назвать ситуацией бессубъектности ребенка.

В наибо­лее радикальной форме эта ситуация зафиксирована в педагогике и психо­логии в виде мифа, который в числе других положений-мифов о родите­лях и детях Ле Мастерс формулирует в следующем виде: «Нет плохих де­тей есть плохие родители». Сравнительно-сопоставительный анализ мо­делей психологического консультирования показывает, что ни одна из этих моделей не учитывает собственной субъектности ребенка. В подав­ляющем большинстве случаев консультативная помощь семье ориентиро­вана, прежде всего, на работу с родителями, изменения в поведении, об­щении или воспитательном стиле которых рассматриваются как необхо­димые и достаточные предпосылки коррекции личностного развития ре­бенка.

При этом, ребенок с его внутренним миром, переживаниями, фан­тазиями, образами ситуации как реальный субъект остается как бы за скобками консультативного процесса. Заметим здесь, что как отражен­ный субъект он реально присутствует в ситуации консультирования.


Комментарии закрыты.