http://npc-news.ru/

Субъективное восприятие внутрисемейной ситуации

Из поля зрения исследователей и практиков постоянно ускользает кажущееся уже не требующим доказательств положение о том, что важ­нейшим фактором личностного развития ребенка в семье является его субъективное восприятие внутрисемейной ситуации, его субъективное от­ношение и реакции на те или иные события семейной жизни, в конечном итоге, его собственная активность в контексте семейных взаимодействий.

Однако сама практика семейного консультирования в связи с нарушения­ми в поведении ребенка такова, что ребенку отводится в нем пассивная роль. «Детский» полюс родительско-детских отношений попадает в фокус внимания консультанта преимущественно как источник информации для построения портрета семьи «глазами ребенка». То, что ребенок не просто, пусть и по-особому видит, воспринимает и переживает жизнь семьи, а ак­тивно участвует в ней, внося свои вклады в построение тех или иных от­ношений, практически никак не задействовано в консультативном процес­се. Хотя сама возможность исследования и использования таких вкладов существует и открывается, благодаря методу виртуальной субъектности [11].

А между тем, в практике семейного консультирования и в жизни не­редко встречаются случаи, когда дети выступают в качестве непосред­ственных архитекторов семьи («Дядя Володя, женитесь на моей маме!») или ее разрушителей («Мама, зачем он нам нужен, нам и вдвоем хорошо!»). Сложившаяся ситуация в значительной степени связана, на наш взгляд, с одной стороны, с дефицитом надежных методических прие­мов диагностики качественных и количественных характеристик «детских вкладов» в жизнь семьи, а, с другой стороны, с отсутствием эффективных техник проектирования ситуаций, в которых ребенок мог бы осуществить тот или иной позитивный «вклад» в семью, или в себя как члена семьи. Очевидно, что в последнем случае речь идет о техниках актуализации субъектности ребенка в контексте семейных отношений. Мы считаем, что недостаток внимания к «детскому» полюсу родительско-детских от­ношений создает эффект «слепого пятна» в деятельности семейного пси­холога, что снижает эффективность консультативного процесса и высту­пает как ограничение его возможностей.

Справедливости ради необходимо отметить, что в последнее время появились работы, в которых обосновывается необходимость включения детей в семейную терапию, рассматриваются основные способы активно­го вовлечения детей в терапию, создание привлекательных для детей условий проведения психотерапии, объяснение детям сущности и основ­ных идей психотерапии в доступной наглядной форме, использование игр, наглядных пособий, рисунков, генограмм для изучения представлений де­тей о структуре семьи и ее развитии, использование процессов персони­фикации и экстернализации проблем, облечение проблем в форму сказок и метафор, формирование у детей новых навыков поведения [25]. Однако, во-первых, такие работы немногочисленны, а, во-вторых, ребенок и его включенность в психотерапию продолжают рассматриваться в них лишь как условие повышения ее эффективности, но отнюдь не как пол­ноправный субъект семейных отношений.

В той или иной степени указанные ограничения семейного консультирования преодолеваются в рамках семейной психотерапии как способа коррекции личностного развития ребенка.


Комментарии закрыты.