http://npc-news.ru/

Развитие семейной пси­хотерапии

Важнейшим принципом, существенно расширяющим возможности семейной психотерапии по сравнению с консультированием, является ориентация на работу с семьей как целым, не являющимся простой сум­мой составляющих его элементов. Как показывает анализ литературы этот принцип в семейной терапии является прак­тически общепринятым независимо от того, с каким психотерапевтиче­ским направлением идентифицирует себя тот или иной семейный психо­терапевт.

Нам представляется, что становление и развитие семейной пси­хотерапии есть не что иное, как история теоретического обоснования и практического становления принципа работы с семьей как системой. По­следовательная реализация этого принципа в практике оказания психоло­гической помощи семье показывает, что:

—  психологические проблемы в развитии ребенка, нарушения в по­ведении, невротическое развитие и т.п. рассматривается как закономер­ный результат эволюции семьи, как реакция ребенка на некоторую сово­купность существующих в семье условий;

—  эти условия, как правило, не осознаются членами семьи и не мо­гут быть непосредственно усмотрены ими в их семейном опыте;

—  коррекция элементов семейной системы требует актуализации скрытых от сознания аспектов жизни семьи;

—  это, в свою очередь, предполагает актуализацию скрытых от со­знания глубинных аспектов внутренней жизни членов семьи;

—  это неизбежно предполагает процесс особым образом организо­ванного общения с психологом или психотерапевтом, в ходе которого уда­ется активизировать личностные и системные ресурсы позитивного разви­тия семьи.

Таким образом, ориентация на качественные и динамические харак­теристики целого диалектически «снимает» присущие семейному консультированию переоценку субъектности родителей и недооценку субъектности ребенка.

Вместе с тем, заметим, что теоретическое обоснование системной установки в семейной терапии оказалось «продвинутым» гораздо дальше, нежели ее практическая реализация. Так, в специальной литературе по се­мейной психотерапии до сих пор отсутствуют сколько-нибудь серьезно разработанные ответы на целый ряд принципиально важных вопросов, например:

—  что является минимальной единицей анализа семьи как целого, которая сохраняла бы в себе свойства целого;

—  как соотносится изменение в поведении отдельных членов семьи и изменение на уровне семейной системы;

—  какие факты общесемейной жизни приводят к изменениям семей­ной системы, а какие нет;

—  какие факты семейной жизни, приводящие к изменениям в семей­ной системе и ее функционировании, могут быть использованы как эле­менты семейной терапии;

—  какие изменения на индивидуальном уровне выступают как при­чина динамики семейной системы.

Отсутствие ответов на эти и другие аналогичные вопросы приводит к тому, что теоретически декларируемая работа с семьей как целым на практике зачастую превращается в работу с индивидом в присутствии се­мьи.

Нетрудно заметить, что все перечисленные вопросы непосредственно связаны с существующим в семейной терапии парадоксом, суть которого заключается в том, что, с одной стороны, целое необходимо понимать, ис­ходя из его частей, тогда как части могут быть поняты только с точки зре­ния целого; а, с другой стороны, целое непостижимо до конца, если исхо­дить из его частей, части непостижимы до конца, если исходить лишь из включающего их контекста (В.Садовский).


Комментарии закрыты.