http://npc-news.ru/

Система нравственных ориентиров

Отсутствие ценностей вызывает значительные страдания, приводит к уничтожению четких ориентиров в мире и зыбкости мировоззренческой позиции. Так происходит с героиней А.К. Островского Ларисой («Бес­приданница»), бедной, безденежной невестой. Душевная жизнь девушки довольно противоречива, лишена цельности: «Я ослепла, я все чувства по­теряла, да и рада. Давно уж точно во сне все вижу, что кругом меня проис­ходит» [26, С. 387]. «Внутреннее Я» Ларисы не совпадает с внешним по­ведением: маменька приказывает любезничать с гостями, улыбаться им, заискивать, тогда как духовная сущность героини стремиться вырваться из окружающего «базара», убежать, улететь (Лариса с греч. чайка) от суеты и чопорных кавалеров: «Разве мне самой такая жизнь нравится? Мне было приказано. я должна была вести такую жизнь» [26, С. 337].

Мы видим, что система нравственных ориентиров Ларисы находится в стадии формирования на протяжении всего произведения она выбирает моральные нормы: стоит ли перенять стиль жизни матери, которая посто­янно ловчит, хитрит, льстит и попрошайничает у богатых или построить собственную систему ценностей. Для того чтобы создать видимость кра­сивого, роскошного существования Харита Игнатьевна превращает свой дом в шумный «цыганский табор».

Однако, такой образ жизни чужд Лари­се; ей тяжело, невыносимо притворяться, лгать: «Мало ли, я страдала, говорит она матери, довольно унижаться!» [26, С. 394]. Тем не менее, «в этом таборе» есть хорошие и благородные люди, здесь веселье и радость, песни, шампанское и Сергей Сергеевич Паратов.

Героиня «стоит на распу­тье», она не знает ничего лучше этой жизни и противится ей; нет иных ценностных норм для нее, кроме тех, с которыми она не может прими­риться. Лариса просит Ю.К. Карандышева поддержать ее, посочувство­вать: «Я сделалась очень чутка и впечатлительна. Каждое слово, которое я сама говорю и которое слышу, я чувствую.» [26, С. 338]; она обращает­ся к В.Д. Вожеватову [другу детства] «Вася! Я погибаю!… помоги мне.» [26, С. 438]; но никто не старается заглянуть к ней в душу, ни от кого не слышит девушка «теплого, сердечного слова»: «А ведь так жить холодно. Нет любви на свете… Я искала ее и не нашла. На меня смот­рели и смотрят, как на забаву. Я кукла; поиграете мной, изломаете и бро­сите.» [26, С. 442, 396].

Отдельные поступки Ларисы и способы поведения в целом взаимо­действуют с внутренним миром разрозненных и противоречивых ценно­стей. Степень совпадения/ расхождения первых со смысловыми универса­лиями является показателем цельности или разобщенности личностных структур, перспективности или регрессивности их развития.

В данном случае девушка стремится к гибели на протяжении всей пьесы она меч­тает оказаться «не здесь», ищет «райское место», чтоб «душой отдохнуть», перегибается через перила на краю обрыва и понимает, что самоубийство требует усилий, обозначенного четкого решения. У Ларисы нет сил, она колеблется размышляя: «А ведь есть люди, для которых это легко. Видно, уж тем совсем жить нельзя; их ничто не прельщает, им ни­что не мило, ничего не жалко. Ах, что я!.. Да ведь и мне ничто не мило, и мне жить нельзя, и мне жить незачем! Что ж я не решаюсь? Что меня дер­жит над этой пропастью? Что мешает?.. Жалкая слабость: жить, хоть какнибудь, да жить… когда нельзя жить и не нужно. Какая я жалкая, несчаст­ная. Кабы теперь меня убил кто-нибудь…» [26, С. 439-440]. Лариса ждет, когда за нее совершат ценностное предпочтение, построят систему смыс­ловых универсалий. Героиня А.Н. Островского девушка без сложивших­ся нравственных ориентиров: она не имеет цели в жизни, не является творцом собственного бытия, мира вокруг; ее существование пусто и обездвижено.


Комментарии закрыты.