http://npc-news.ru/

Соотношение частей речи и членов предложения

Но какое отношение все это имеет к традиционным представлениям о способах анализа естественного языка в лингвистике? Покажем, что суще­ствование в языке рефлексивно симметричных речевых актов несет в себе потенциал, вполне способный объяснить языковые явления, давно став­шие неотъемлемой компонентой нашего взгляда на язык, строение и способы функционирования грамматических категорий.

Начнем с представления о частях речи. В принципе, было бы весьма интересно ответить на вопрос о том, какие именно механизмы языка обу­славливают наше восприятие различных частей речи как таковых. Дей­ствительно, вполне можно задаваться вопросом: Каковы причины, обу­славливающие наше восприятие данного набора звуков как существитель­ное или, скажем, глагол, причины, вероятно, принадлежащие самому язы­ку? Такой вопрос, с моей точки зрения, не просто правомерен, он ведет к новому типу объяснений явлений, которые принято фиксировать при ана­лизе естественных языков. Замечу, что вопросы именно этого типа, обыч­но не ставятся. Меня, однако, в рамках данной статьи он интересует как имеющий право на существование, во-первых, и, во-вторых, как вопрос, на который не просто нужно, но и можно отвечать. Это требует специаль­ного исследования.

Вопрос же, на который я намерен ответить здесь, можно поставить так: Как соотносятся друг с другом различные части речи? Ограничу свою за­дачу одной из общепринятых трактовок существительных, глаголов и прилагательных. Я осознано при этом уменьшу и огрублю различные трактовки и объемы данных терминов в целях выяснения принципиальной схемы их соотношения. Тезис, который, как мне кажется вполне можно доказать, формулируется так: соотношение различных частей речи друг с другом основано на существовании в языке предметно симметричных и объектно-инструментально симметричных речевых актов.

Начнем с существительного. Согласно определению В.М.Живова, су­ществительные «класс полнозначных слов (частей речи), который вклю­чает в себя названия предметов и одушевленных существ и может высту­пать в предложении по преимуществу в качестве подлежащего и дополне­ния. Основное и универсальное членение частей речи на существительное и глагол соотносится с членением высказывания на субъект предикации и предикат: типичная функция существительного обозначение субъекта предикации (или вообще основных актантов предиката), глагола обозна­чение предиката» [5, с. 499]. И действительно, мы легко идентифицируем такое, к примеру, выражение, как «Снег» с обозначением соответствую­щего типа осадков. Но суть дела заключается в том, что мы способны вы­делить существительные в отдельный класс частей речи только потому, что они «выполняют функцию субъекта предикации». Но позвольте, ведь изначально речь шла о том, что всякое существительное является названи­ем того или иного предмета! Каким образом предикация вмешивается в номинативную функцию слов?


Комментарии закрыты.