http://npc-news.ru/

Страх

Итак, мы выявили, что страх принадлежит к ряду понятий, имеющих множество определений, которые практически невозможно операционализировать в силу их многогранности и полисемантичности. В психологии страх рассматривается преимущественно как одно из эмоциональных состояний человека, аффектов, возникающих в качестве реакции на какое-то событие (опасность). А иррационализм система образов-фетишей, которые составляют фундамент иллюзорного миропонимания.

Еще З. Фрейд разграничивал реальную опасность и, следовательно, реальный страх и неопределенную опасность, порождающую иррациональный, «невротический» страх. Преимущественно страх базируется на непонятности и неопределенности (в нашем случае этиологии и генеза гомосексуализма). Страх непонятного это, по словам Фрейда, «страх «Я» перед неизвестной реальностью» [9].

Действительно, даже на уровне обиходного языка мы нередко выражаем идею такого страха, говоря, что любая, даже страшная определенность, лучше любой неопределенности, которая не позволяет подготовиться к опасности и вызывает ощущение полного отсутствия контроля над ситуацией. А чем меньше информированность о реальной опасности, тем более выражен иррациональный компонент страха.

Для обывателей «гомосексуализм» это странное, непонятное, чуж­дое явление. Гомосексуализм для них сигнал опасности. Таким образом, слово «гомосексуализм», если оно употребляется в его первоначальном смысле, ведет прямым путем через метафору к стигме.

Гомосексуализм как метафора берет свое начало от безоговорочных, предвзятых представлений о нем как о болезни. Употребление слова «го­мосексуализм» в качестве метафоры, в свою очередь, формирует обще­ственное мнение о людях с гомосексуальной ориентацией. Гомосексуа­лизм превращается в диагноз, который во что бы то ни стало надо скры­вать. Так как, предубеждения против гомосексуализма переносятся на конкретных гомосексуалистов.

Что происходит, если кто-то признается, что он гомосексуалист: собеседники отступают на должную дистанцию. Включается внутренний сигнал тревоги. Оживают все предубеждения и предостережения, связанные со словом «гомосексуализм»: непредсказуемость, агрессивность, недопустимость, продажность, чуждость, СПИД и многое другое со знаком «минус».

Это страх. Страх стар, как мир, и чрезмерные, необоснованные, мучительные страхи тоже. Страх настолько же важен для сознания, как боль для тела, это сигнал, предупреждающий об опасности.

Иррациональные, необъяснимые, неразумные страхи. Подобным образом боялись люди на протяжении тысячелетий. Человек боится чегото неопределенного, связанного вполне с обычным предметом или ситуацией. Если он попытается объяснить, чего именно он опасается, то, скорее всего, получится что-то из области ненаучной фантастики. Это тот страх, который кажется, превыше всех разумных доводов. Вот он, иррациональный страх, который невозможно победить с помощью логических доводов.

Поэтому, откровения гомосексуалистов фатальным образом изменя­ют отношение к ним обычных людей. Они сделали свою стигму очевид­ной для других. И стигма выводит их за рамки привычных социальных связей.


Комментарии закрыты.