http://npc-news.ru/

Социальная катастрофа

Трудность заключается и в том, что сами люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией являются частью общества и в известной степе­ни разделяют те же представления об образе гомосексуализма вопреки собственному опыту.

Гомосексуальная ориентация человека изменяет личную жизнь, жизнь его самого и жизнь его друзей и родственников.

Это также обвинения и самообвинения. Гомосексуалисты задают себе мучительный вопрос: «Почему именно я?» Родственники, и в первую очередь родители, так же мучительно спрашивают себя: «Что мы сделали неправильно?» Так как родственники гомосексуалистов также отмечены стигмой: напрямую обвинением, опосредованно тесной связью с гомо­сексуалистом. Они постоянно ощущают это в общении с соседями, дру­зьями, знакомыми, как если бы гомосексуализм был заразен. Стоит напо­мнить: «каждая болезнь, к которой относятся как к тайне, которой очень опасаются, воспринимается в моральном (если и не в буквальном) смысле как заразная» [8].

Итак, признание в наличии гомосексуальной ориентации сегодня слишком часто становится социальной катастрофой. Так как человек на­чинает страдать от предубеждений, диффамации и обвинений, то есть от стигмы. Те люди, которые узнают о его нетрадиционной ориентации, при встрече с ним выстраивают образ гомосексуалиста на основании собствен­ного опыта социализации. При этом проявляется более или менее выра­женные предубеждения в форме страха предполагаемой непредсказуемо­сти или опасности. И сознание предубежденного отношения приводит к тому, что многие гомосексуалисты и их близкие стараются скрыть нетра­диционную ориентацию.

Но это все же имеет свои последствия, так как сокрытие одной из сторон своей личности очень обременительно. Социальная жизнь в атмо­сфере обмана может ввести человека в длительную депрессию и завер­шится суицидом. Так как гомосексуалисты, которые скрывают свою сек­суальную ориентацию, живут в состоянии напряжения и страха быть раз­облаченными и дискредитированными.

Другими словами, сокрытие своей гомосексуальной ориентации способно решить некоторые проблемы, но обостряет другие.

Однако мы не должны оставаться во власти иллюзий и думать, что способны коренным образом изменить положение дел. Мы должны пы­таться смягчить, а в отдельных случаях, быть может, и преодолеть особен­но опасные и иррациональные предубеждения с помощью целенаправлен­ного просвещения и завоевания симпатий.

Но, что касается средств массовой информации, на которые очень многие возлагают огромные надежды, то просветительная кампания прак­тически невозможна. Да, она должна была бы заключаться в том, чтобы с помощью понятной, доступной информации добиваться разрушения су­ществующих предубеждений и страхов общения с гомосексуалистами, формировать, на основе полученных новых знаний, доброжелательное по­нимание. Но главным признаком средств массовой информации в настоя­щее время является искажение фактов вместо информации, поляризация вместо примирения, обострение вместо выравнивания, распространение подозрений вместо разъяснений, плакатное обобщение вместо дифферен­цирования. Поэтому, то, чего реально можно достичь с помощью средств массовой информации, это только контроль над чрезмерно радикальными реакциями и уродливыми проявления стигматизации.

Итак, речь идет о страхах, иррациональных страхах, которые под­держивают стигматизацию. А иррациональность невозможно преодолеть с помощью просвещения и увеличения знаний. Поэтому работа над убежде­ниями должна быть работой по формированию отношений. Только тогда, когда имеется личная убежденность, можно на ее основе строить доверие, можно придавать динамику социальным представлениям о гомосексуализ­ме и таким образом изменять старые представления. В конце этого про­цесса, но не в начале его, можно начать заново конструировать свои зна­ния.


Комментарии закрыты.