http://npc-news.ru/

Эксперимент Лабова

Эксперимент ЛабоваНиже показан пример стимульиого материала, использованного Лабовым (Labov, 1973). Его интересовало, какие объекты испытуемые будут называть чашками, а какие — нет. Что бы вы сочли чашками, а что — мисками? Интерес­но, что эти понятия, очевидно, не имеют четких границ. В одном эксперименте Лабов использовал ряд объектов от 1 до 4 и пятый объект, который не был пока­зан. Эти объекты отражают увеличивающееся отношение ширины чашки к глу­бине. Для первого объекта это отношение равно 1, тогда как для четвертого объек­та оно равно 1,9. Отношение для не показанного объекта было 2,5. На рис. показан процент испытуемых, называющих каждый из пяти объектов чашкой, и процент испытуемых, называющих каждый из объектов миской. Сплошные ли­нии указывают классификации, когда испытуемым были просто предъявлены изображения объектов (нейтральный контекст). Как можно заметить, процент ответов «чашка» постепенно уменьшается с увеличением ширины, но нет ника­кой четкой точки, где испытуемые прекращают давать ответ «чашка». При край­ней величине отношения ширины чашки к глубине 2,5 приблизительно 25% ис­пытуемых все еще используют ответ «чашка», тогда как другие 25 % используют ответ «миска». (Оставшиеся 50% испытуемых используют другие ответы ) Пун­ктирные линии обозначают классификации, когда испытуемых просили вообразить объект.

Заполненный картофельным пюре и поставленный на стол. В таком контексте давалось меньше ответов «чашка» и больше ответов «миска», но дан­ные указывают на то же постепенное смещение ответов от «чашки» к «миске». Таким образом, по-видимому, действия испытуемых в задаче на классификацию непрерывно изменяются не только в связи с изменением свойств объекта, но так­же и в связи с изменением контекста, в котором объект воображается или предъяв­ляется. Это влияние перцептивных особенностей и контекста на классификацию очень похоже на влияние этих особенностей на перцептивное распознавание пат­терна.

Различные примеры с разной вероятностью оцениваются как члены некой категории, при этом более типичные члены категории чаще относятся к данной категории.

Не только объекты имеют концептуальную структуру. Мы также имеем понятия, отражающие различные события, такие как поход в кино. В качестве способов репрезентации таких категорий предлагались схемы. Мы можем кодировать наши знания о стереотипных событиях по частям: например, поход в кино включает до­рогу к кинотеатру, покупку билета, посещение буфета, просмотр кинофильма и возвращение из кинотеатра. Шенк и Абельсон (Schank & Abelson, 1977) предло­жили варианты схем события, которые они называют скриптами. Они указали, что многие обстоятельства включают в себя стереотипные последовательности дей­ствий. Например, в табл. показаны их предположения относительно того, ка­кими могут быть стереотипные аспекты обеда в ресторане, и представлены ком­поненты скрипта для такого мероприятия.

Бауэр, Блэк и Тернер (Bower, Black, & Turner, 1979) сообщают о ряде экспери­ментов, в которых тестировалась психологическая реальность понятия «скрипт» Они просили испытуемых назвать 20, на их взгляд, наиболее важных событий в каком-либо эпизоде, например при посещении ресторана. При наличии 32 испы­туемых они не сумели добиться полного согласия по вопросу о том, каковы были эти события. Никакое отдельное действие не было внесено в список как часть эпи­зода всеми испытуемыми. Однако авторы сообщают о значительном согласии в ответах. В табл. 5.2 перечислены названные события Пункты, написанные пря­мым шрифтом, внесли в список по крайней мере 25 % испытуемых. Пункты, на­писанные курсивом, назвали по крайней мере 48 % испытуемых, и пункты, написанные прописными буквами, назвали по крайней мере 73 % испытуемых. При ис­пользовании 73% как критерия мы обнаруживаем, что стереотипная последова­тельность была такова: сесть, просмотреть меню, сделать заказ, поесть, оплатить счет и уйти.


Комментарии закрыты.