http://npc-news.ru/

Теория абстракции

Теория абстракцииТеория схемы, которую мы рассмотрели, — это теория абстракции, но другие теории были более успешны. Согласно одной альтернативной теории, люди хра­нят в Памяти единственный прототип того, на что похож пример из данной катетории, и оценивают отдельные примеры в терминах их сходства с этим прототи­пом (Reed, 1972). Другие модели предполагают, что испытуемые хранят репрезен­тацию, которая также кодирует некоторую идею относительно допустимой вари­ации прототипа (Hayes-Roth & Hayes-Roth, 1977; Anderson, 1991). Теории приме­ров не могут быть более разнообразными. Согласно этим теориям, мы храним не какое-либо центральное понятие, а лишь определенные примеры. Когда настает время оценивать, почему определенный типичный объект относится к птицам, мы сравниваем его с конкретными птицами и оцениваем среднее различие. К теори­ям примеров относятся теории Медина и Шаффера (Medin & Schaffer, 1978) и Нософски (Nosofsky, 1986).

Учитывая, что такие теории значительно отличаются по взглядам на психи­ческую деятельность, удивительно, что они делают такие похожие прогнозы для широкого диапазона экспериментов. Например, оба типа теорий предсказывают лучшую обработку центральных членов категории Теории абстракции предска­зывают это, потому что центральные случаи более похожи на абстрактную репре­зентацию понятия. Теории примеров предсказывают это, потому что центральные примеры, в среднем, более похожи на другие примеры из данной категории.

По-видимому, имеются тонкие различия между предсказаниями двух типов теорий. Теории примеров предсказывают, что на испытуемых должно влиять изу­чение определенных примеров, похожих на тестовый пример, и что такие влия­ния выходят за пределы любого влияния какой-либо репрезентации центральной тенденции. Таким Образом, хотя мы можем думать, что собаки вообще лают, мы можем столкнуться с особенной собакой, которая не лает, и тогда мы будем ожи­дать, что другая, похожая собака также не будет лаять. Такие влияния определен­ных примеров могут быть обнаружены в некоторых экспериментах (Medin & Schaffer, 1978; Nosofsky, 1991). С другой стороны, некоторые Исследования пока­зали, что испытуемые выводят тенденции, не связанные с определенными приме­рами (Elio & Anderson, 1981). Например, если человек столкнулся с тем, что мно­гие собаки гоняются за мячом и многие собаки лают на почтальона, то он может полагать, что собака, которая гоняется за мячом и лает на почтальона, особенно типична. Но этот человек, возможно, никогда не видел собаки, которая одновре­менно гоняется за мячом и лает на почтальона.

Одна из других особенностей различия между моделями примеров и абстрак­ции состоит в том, что для иллюстрации примерами обеих теорий были предло­жены коннекционистские модели. Сеть для «Ракет» и «Акул», описанная в гла­ве 1, — эта система, которая представляет индивидуальные случаи и делает из них обобщения. Крушке (Kruschke, 1992) описывает намного более развитую модель этого разнообразия. С другой стороны, Глак и Бауэр (Gluck & Bower, 1988) опи­сали влиятельную коннекционистскую модель, которая извлекает из памяти цент­ральные тенденции и не репрезентирует определенные примеры. Мы опишем мо­дель Глака и Бауэра в следующем разделе.


Комментарии закрыты.