http://npc-news.ru/

Типичный эксперимент

Типичный экспериментВ типичном эксперименте на память предполагалось, что испытуемые повто­ряли содержание кратковременной памяти например, в эксперименте на опре­деление объема памяти можно было повторять цифры, проговаривая их много раз про себя. Каждый раз, когда запоминаемый стимул повторялся, предполагалось, что была вероятность того, что Информация будет передана в относительно посто­янную долговременную память. Однако если стимул терялся из кратковременной памяти до создания его Репрезентации в долговременной памяти, он становился утраченным навсегда. Нельзя было вечно удерживать информацию в кратковре­менной памяти, так как все время поступала новая Информация, которая и вытал­кивала старую информацию из ограниченной кратковременной памяти.

Эксперимент Шепарда и Тетсуняна (Shepard & Teghtsoonian, 1961) хорошо проиллюстрировал эти идеи. Авторы предъявляли испытуемым последователь­ности из 200 трехзначных чисел. Задача испытуемых состояла в том, чтобы опре­делить, когда число повторялось. Шепарда и Тетсуняна интересовала способность испытуемых определять повторяющееся число как функции количества чисел между первым появлением числа и его повторением. Эта переменная называет­ся «задержкой». Если бы испытуемый имел тенденцию удерживать только по­следние числа в кратковременной памяти, память на последние несколько чисел была бы хорошей, но она все больше ухудшалась бы, по мере того как числа вытал­кивались из кратковременной памяти. Обратите внимание, что память на узнавание быстро снижается для первых нескольких чисел, но затем снижение замедляется до точки, где оно, по-видимому, достигает некоторого вида асимптоты на уровне приблизительно 60 %. Быстрое снижение можно интерпретировать как отражение снижения вероятно­сти того, что числа удерживаются в кратковременной памяти Уровень вспомина­ния в 60 % для более поздних чисел отражает количество Информации, которая пе­решла в долговременную память.

Одной из причин для того, чтобы доверять теории кратковременной памяти, является быстрое забывание, на которое указывают данные, подобные представ­ленным на рис. Оно намного более быстрое, чем функция забывания Эббингауза для долговременной памяти. Это заставило предположить, что существует нечто, сильно отличающееся от системы памяти, участвующей в ре­шении этой задачи. Воспоминания, вовлеченные в такие задачи на кратковремен­ную память, казалось, особенно отличались временным характером. Но дальней­шие Исследования и анализ (о чем пойдет речь в следующей главе) поставили вопрос о том, имеются ли на самом деле фундаментальные различия в таких функ­циях забывания. Скорость, с которой теряется информация, в основном является функцией того, насколько хорошо она заучена. Эббингауз заучивал материал на­много лучше, и поэтому забывание материала в его функции удержания отсроче­но, но оно носит тот же самый характер. Обе функции имеют отрицательное уско­рение, поэтому обе они вначале убывают быстрее, а затем — медленнее.

Другой причиной доверия к теории кратковременной памяти были доказатель­ства того, что количество повторений управляло количеством информации, пе­реданной в долговременную память. Например, Рундус (Rundus, 1971) просил испытуемых повторять материал вслух и показал, что чем больше испытуемые повторяли стимул, тем более вероятно, что они должны были вспомнить его. По­добные данные, возможно, были наиболее важны для теории кратковременной па­мяти, потому что отражали фундаментальную особенность кратковременной па­мяти — то, что она была необходимой «промежуточной станцией» на пути к дол­говременной памяти. Информация должна была «переждать» в кратковременной памяти, чтобы перейти в долговременную память, и чем больше она там «пережи­дала», тем лучше она вспоминалась


Комментарии закрыты.