http://npc-news.ru/

Эксперимент Андерсона

Эксперимент АндерсонаИмеются доказательства того, что более сложная Обработка приводит к улучше­нию Памяти. Усложненная обработка включает в себя выделение запоминаемого стимула с помощью дополнительной Информации В качестве демонстрации важности усложненной обработки рассмотрим эксперимент Андерсона и Бауэра (Anderson & Bower, 1972), которые предлагали испытуемым попытаться запом­нить простые предложения типа «Врач ненавидел адвоката». В одном условии испытуемые просто заучивали предложение, тогда как в другом условии их про­сили произвести усложнение на свои выбор (например, «из-за профессиональной небрежности»). Позже испытуемым предъявлялись подлежащее и сказуемое из первоначального предложения (например, «врач ненавидел») и их просили вспомнить дополнение (т. е. «адвокат»). Если испытуемые просто заучивали пер­воначальные предложения, они могли Вспомнить 57 % объектов, но когда они ус­ложняли их, уровень их вспоминания повышался до 72 % Андерсон и Бауэр пред­положили, что это преимущество объясняется дополнительной Информацией, появившейся в результате усложнения. Если испытуемые первоначально не мог­ли вспомнить слово адвокат, но могли вспомнить усложнение «из-за профессио­нальной небрежности», тогда они могли вспомнить слово адвокат

Ряд экспериментов Стайна и Брансфорда (Stein & Bransford, 1979) также по­мог понять, почему усложнение, произведенное испытуемыми, обычно эффектив­нее усложнения, произведенного экспериментатором. В одном из этих экспери­ментов испытуемых просили запомнить 10 предложений, таких как «Толстый че­ловек читает вывеску». Имелись четыре условия исследования. В основном условии испытуемые просто изучали предложение. В условии самостоятельной работы испытуемых просили придумать усложнение. В условии неточного услож­нения испытуемым предъявлялись предложения с продолжением типа «которая была два фута высотой». В условии точного усложнения им предъявлялись пред­ложения с продолжением типа «предупреждающую относительно льда». После изучения материала испытуемым во всех условиях предъявлялись структуры предложения, подобные следующей: «человек читает вывеску», и они были должны вспомнить отсутствующее прилагательное. Испытуемые вспомни­ли 4,2 из 10 прилагательных в основном условии и 5,8, когда они сами осуществ­ляли усложнение. Очевидно, самостоятельное усложнение помогло. Они могли вспомнить только 2,2 прилагательных в условии неточного усложнения, повторяя типично низкие результаты, обнаруживающиеся при усложнении, осуществлен­ном экспериментатором, в сравнении с самостоятельным. Однако испытуемые вспомнили большую часть, 7,8, прилагательных в условии точного усложнения. Таким образом, при тщательном выборе варианта усложнения экспериментатор может осуществить усложнение лучше, чем испытуемый. (Для дальнейшего зна­комства с исследованиями на эту тему читайте: Pressley, McDaniel, Turnure, Wood, & Ahmad, 1987.)

Таким образом, по-видимому, критическим фактором является не то, кто осу­ществляет усложнение — испытуемый или экспериментатор. Скорее, он состоит в том, являются ли усложнения такими, что они устанавливают ограничения для вспоминаемого материала. Усложнения, осуществленные испытуемыми, весьма эффективны, потому что эти усложнения отражают специфические ограничения знаний отдельного испытуемого. Но, как продемонстрировали Стайн и Бранс­форд, экспериментатор также может осуществлять усложнения, которые даже более точны в их ограничениях.


Комментарии закрыты.