http://npc-news.ru/

Увеличением активности в гиппокампе

Увеличением активности в гиппокампеАлкайр и коллеги изучали связь между увеличением активности в гиппокампе при заучивании материала и вероятностью вспоминания через 24 ч На рис. показаны результаты. Каждая точка представляет одного из восьми испытуемых. Как можно заметить, те испытуемые, которые обнаружили самое большое увели­чение гиппокампальной активности, продемонстрировали лучшую память. Это веское доказательство того, что гиппокампальная активность — предсказатель хо­рошей долговременной памяти.

Лучшая память на вербальный материал коррелирует с большей активацией в коре левой лобной доли и в левой гиппокампальной области.

В этой главе рассматривались процессы, участвующие в запоминании информа­ции. Однако нельзя говорить о каком-либо экспериментальном Исследовании памяти, не учитывая, какие процессы участвуют в извлечении информации из памяти, что является темой следующей главы. Мы увидим, что многие проблемы, рассматриваемые в этой главе, значительно усложнены проблемами извлечения информации из памяти. Это, конечно, справедливо для влияния усложненной обработки которую мы только что обсудили. Существует важная связь между тем, как обрабатывается материал при заучивании и при извлечении из памяти. Даже в этой главе мы не смогли обсудить влияние таких факторов, как тренировка, без того, чтобы обсудить основанные на активации процессы извлечения информа­ции, которые облегчены этими процессами В следующей главе также будет боль­ше сказано об активации следов памяти. В предыдущей статье мы обсуждался процесс Кодирования информации в памяти. Но основная жалоба большинства людей на память состоит не в том, что они испы­тывают трудности при первоначальном заучивании материала, а скорее в том, что они забывают многое из того, что заучили. Есть две очевидные причины того, по­чему впоследствии мы не можем вспомнить то, что запоминали. Одна из них за­ключается в том, что информация утрачена, а другая — в том, что информация в памяти все еще присутствует, но мы не можем извлечь ее оттуда. Не всегда легко отличить эти два варианта. Как мы увидим, вещи, которые мы, очевидно, забыва­ем в одном контексте, могут стать доступными в другом. Из двух этих вариантов более интересен тот, согласно которому мы на самом деле никогда не теряем наши воспоминания, и забытый материал все еще нахо­дится в памяти, но мы не можем его извлечь. Данные, о которых сообщает Пенфилд (Penfield, 1959), согласуются с этим представлением. В ходе нейрохирурги­ческой процедуры Пенфилд электрически стимулировал части Мозга пациентов и просил их сообщить, что они испытывали (пациенты находились в сознании в течение операции, но метод стимуляции был безболезненным). Таким образом, Пенфилд определил функции различных частей мозга. Возбуждение височных долей вело к сообщениям о воспоминаниях, которые были недоступны пациентам при нормальном вспоминании — например, события их детства. Это выглядело так, как будто осуществлявшаяся Пенфилдом стимуляция активизировала части сети памяти, которых не могла бы достичь распространяющаяся активация. К со­жалению, трудно сказать, были ли сообщения пациентов об их воспоминаниях точными, поскольку нельзя было вернуться в прошлое и проверить, произошли ли события, о которых сообщали испытуемые. Поэтому, хотя эксперименты Пенфилда и наводят на определенные мысли, в целом они не принимаются в расчет исследователями памяти. Более удачный эксперимент, проведенный Нельсоном (Nelson, 1971), также указывает на то, что «забытые» воспоминания все еще существуют. Он предлагал испытуемым заучивать 20 парных ассоциаций «число — существительное»; они заучивали список, пока не достигали критерия одной безошибочной проверки. Испытуемые возвращались для повторной проверки двумя неделями позже, вспо­миная 75 % стимулов. Но исследователя интересовали 25 % стимулов, когда испы­туемые не могли вспомнить существительное при предъявлении числа. Испытуе­мые снова заучивали 20 парных ассоциаций. Парные ассоциации, которых они не смогли вспомнить, либо оставались теми же самыми, либо были изменены. При их изменении новый ответ был связан со старым стимулом. Если испытуемые за­учивали 43-собака, но не смогли вспомнить ответ на цифру 43, теперь они могли заучить либо ассоциацию 43-собака (неизмененную), либо ассоциацию 43-дом (измененную). После однократного изучения нового списка их тестировали Если бы испытуемые утратили всю информацию о забытых парах, не должно было быть никакого различия между измененными и неизмененными парами. Однако испы­туемые правильно вспомнили 78 % прежде пропущенных неизмененных стиму­лов, но лишь 43 % измененных стимулов. Это большое преимущество неизменен­ных стимулов указывает на то, что испытуемые сохранили некоторую информа­цию о парных ассоциациях, даже при том, что они не могли вспомнить их перво­начально. Наличие сохраненной информации отразилось в разнице во времени, проявившейся при повторном заучивании. Нельсон (Nelson, 1978) также изучал ситуацию, в которой тест на удержание информации включал в себя узнавание. Спустя четыре недели после заучивания парных Ассоциаций испытуемые не сумели узнать 3

1 % из них. Как и в предыду­щем эксперименте, Нельсон просил испытуемых повторно изучить пропущенные стимулы. Для половины стимулов ответы изменились, а для другой половины они остались неизменными. После еще одной попытки заучивания испытуемые узна­вали 34 % из неизменных стимулов, но только 19 % из измененных стимулов Пер­вый тест на удержание—узнавание должен быть очень чувствителен к тому, пом­нят ли испытуемые что-нибудь. Но даже когда при проведении этого чувствитель­ного теста испытуемые ничего не вспоминают, по-видимому, имеются некоторые доказательства того, что запись о стимуле все еще хранится в памяти. Эти доказа­тельства сводятся к тому, что повторное заучивание в случаях неизменных пар было успешнее, чем в случаях измененных пар. Значение исследования Нельсона состоит в том, что, если мы можем придумать достаточно чувствительный пара­метр, мы можем показать, что забытый материал все еще находится в памяти.


Комментарии закрыты.