http://npc-news.ru/

Исключительная память

Исключительная памятьМожете ли вы вспомнить, сколько дверей в вашем доме или квар­тире? Чтобы ответить на этот вопрос, многие люди создают внутренние образы (психические фотографии) каждой комнаты и счи­тают дверные проходы, которые они себе мысленно представляют. Этот пример показывает, что многие воспоминания сохраняются в виде психических образов (Dewtiurst & Conway, 1994). Стивен Косслин, Томас Болл и Брайан Рейзер (1978) обнаружили интересное доказательство того факта, что воспоминания действи­тельно существуют в форме образов. Участники Эксперимента сна­чала запоминали «пиратскую карту» с сокровищами, схожую с той, которая приведена на рис. 8.8, а. Затем их попросили нарисовать, как черная точка передвигается от одного объекта, например от какого-нибудь из деревьев, к другому, например хижине на вер­шине острова. Действительно ли люди формируют образ для ре­шения этой задачи? По-видимому, да. Как показано время, которое требовалось, чтобы «передвинуть» точку, непосред­ственно соотносилось с реальными расстояниями на карте. Представляет ли пример «карты клада» фотографическую память? В некотором смысле образы внутренней памяти действительно об­ладают «фотографическими» качествами. Тем не менее термин «фотографическая память» чаще всего используется для описания типа памяти, называемой эйдетической. Эйдетические образы. Эйдетические образы возникают, когда у человека, чтобы «Карта с кладом», схожая с той, которую использовали Косслин, Болл и Рейзер (1978) для изучения образов в памяти этот график показывает, сколько времени потребовалось испытуемым, что­бы мысленно пройти различное расстояние по воображаемой карте, «сканировать» или сохранить их по крайней мере в течение 30 секунд. Представления внутренней памяти можно мысленно «видеть», закрыв глаза. В отличие от них эйдетические образы «проецируются» перед человеком. То есть они лучше всего «видны» на простой поверхности, например на чистом листе бумаги. В этом отношении эйдетические образы в чем-то похожи на последовательные образы, которые воз­никают у вас после того, как вы взглянете на зажегшуюся лампочку или ярко светящийся неоновый знак (Kunzendorf, 1989).

Эйдетическая память чаще всего свойственна детскому возрасту, при этом около 8 детей из 100 обладают эйдетическими образа­ми. В одной серии тестов детям показали иллюстрацию к книге «Алиса в стране чудес» (рис. 8.9). Чтобы проверить свои эйдети­ческие образы, посмотрите на картинку и прочтите инструкции. Теперь проверим, сколько вы помните. Можете ли вы сказать (не глядя на картинку), какая из завязок на переднике Алисы длиннее? Скрещены ли передние лапы кота? Сколько полосок на хвосте у кота? После того как картинку убрали, одного 10-летнего мальчи­ка спросили, что он увидел. Он ответил: «Я вижу дерево, серое дерево с тремя ветвями. Я вижу кота с полосками на хвосте». Ког­да мальчика попросили посчитать полоски на хвосте у кота, он от­ветил: «Их около 16» (совершенно точно!). Затем мальчик продол­жал описывать остальную часть картины вплоть до мелких детарэй (НаЬег, 1969).

Не разочаровывайтесь, если вам не удалось как следует справить­ся с задачей при проверке своих эйдетических навыков. Чаще всего эйдетические представления в юности начинают исчезать и к зре­лости становятся совсем редкими (Kunzendorf, 1989). В действи­тельности эта перемена — не такая уж и большая потеря. Боль­шинство людей с яркими эйдетическими представлениями обла­дают заурядной долговременной памятью.

Давайте теперь вернемся к понятию внутренних образов воспоми­наний. В некоторых исключительных случаях эти образы у человека чрезвычайно ярки и можно обоснованно утверждать, что он име­ет «фотографическую память». Александр Лурия в своей книге «Маленькая книжка о большой памяти: Ум мнемониста» привел заме­чательный пример. Лурия изучал человека, которого он назвал мистером Ш., обладавшего практически неограниченной памятью на визуальные образы. Мистер Ш. мот с невероятной точностью вспомнить почти все, что когда-либо случалось с ним. Лурия по­пытался проверить память мистера Ш., используя все более длин­ные списки слов и чисел. Вскоре он обнаружил, что каким бы длин­ным ни был список, мистер Ш. оставался в состоянии безошибочно его вспомнить. Мистер Ш. с одинаковой легкостью мог вспомнить ряды цифр, бессмысленных согласных, математические формулы и стихи на иностранных языках. Его память была столь сильна, что мистеру Ш. пришлось изобрести метод Забывания — он записы­вал информацию на листе бумаги и затем сжигал его (Luria, 1968). Каким бы фантастическим это ни казалось любому студенту, па­мять мистера Ш. причиняла ему серьезные неудобства. Он помнил так много, что не мог отличить важные факты от пустяков или ре­альность от фантазии (Neath, 1998). Например, если бы вы попро­сили его прочитать эту главу, он, вероятно, вспомнил бы каждое слово. При этом он вспомнил бы и все образы, возникавшие у него вместе с каждым словом, и все представления, звуки и ощуще­ния, охватывавшие его во время чтения. Поэтому мистеру Ш. было очень трудно ответить на конкретный вопрос, написать логичное эссе или даже понять отдельное предложение.

Ложная позитивная реакция — ошибочное чувство узнавания.

Повторное обучение — повторение чего-то уже ранее усво­енного. Используется, чтобы оценить воспоминания о преды­дущем обучении.

Шкала экономии — количество сэкономленного времени (вы­раженного в процентах) при повторном усвоении Информации.

Эксплицитная память — память о том, что человек осозна­ет; память, которая сознательно восстанавливается.

Имплицитная память — память о том, о чем человек не зна­ет. Этот вид памяти восстанавливается бессознательно.

Прайминг — способ облегчить восстановление имплицитных воспоминаний при помощи намеков, которые должны активи­зировать скрытые воспоминания.

Внутренние представления — психические образы или ви­зуальные изображения, использующиеся в памяти и мышлении.

Эйдетические образы — способность сохранять «спроеци­рованный» психический образ достаточно долго, чтобы исполь­зовать его как источник информации.

Мало людей в истории имели такую же память, как мистер Ш. Тем не менее вы, вероятно, знакомы по крайней мере с одним челове­ком с особенно хорошей памятью. Является ли превосходная па­мять природным даром? Или люди с отличной памятью просто чуть лучше обычного человека умеют пользоваться своими способнос­тями запоминать? Давайте детальнее исследуем этот вопрос.

Приобретенные стратегии. Сперва студент-доброволец, кото­рого мы назовем Стивом, мог запомнить 7 цифр — обычная норма студента колледжа. Можно ли с помощью тренировки улучшить его способности? В течение 20 месяцев Стив практиковался в запоми­нании все более длинных рядов цифр. В конце концов он смог за­помнить около 80 цифр, как в следующем примере.

Как Стив достиг таких высот запоминания? В основном он объеди­нял цифры в осмысленные группы, содержащие 3 или 4 цифры каждая. Стив очень интересовался забегами на длинные дистан­ции, и поэтому он представил три первые цифры как 9 минут 28 секунд — хорошее время для пробега в 2 мили. Когда представ­ления о времени не срабатывали, Стив, чтобы соединить цифры вме­сте, использовал другие ассоциации, например возраст или дату (Ericsson & Chase, 1982). Кажется очевидным, что успех Стива был основан на приобретенных им стратегиях. В самом деле, используя похожие системы памяти, другие люди сами стали тренироваться, чтобы повторить подвиг Стива (Bellezza, Six & Phillips, 1992). Психолог Андерс Эриксон считает, что исключительная память — это просто нормальная память, увеличенная путем тренировок. В качестве доказательства он отмечает, что кратковременная па­мять Стива не улучшилась за месяцы практики. Например, он мог запомнить ряд не больше чем из 7 согласных. Феноменальная память Стива на числа еще более окрепла, когда он нашел новые способы их кодировать. Каждая новая стратегия помогала ему лучше сохранять цифры в Долговременной памяти. Стив начал с нормального запоминания цифр. Он расширял свою память при помощи усердной практики. Очевидно, что исключи­тельную память можно развить (Neath, 1998). Тем не менее нам все же надо задаться вопросом, действительно ли некоторые люди от природы обладают лучшей памятью, чем другие? Чемпионы по запоминанию. В 1991 году в Лондоне проводился первый чемпионат мира по Запоминанию. Здесь различные психи­ческие атлеты соревновались между собой и проверяли, у кого

Память лучше всех. Чтобы продолжать забег, каждому участнику нужно было быстро запомнить устрашающее количество информа­ции, например длинные ряды не связанных между собой слов и чисел. Психологи Джон Уайлдинг и Элизабет Валентайн увидели возможность изучить исключительную память и убедили участни­ков принять участие в дальнейшем тестировании. Каждому чело­веку дали серию дополнительных тестов на память. Они варьиро­вали от обычных (пересказать рассказ) до довольно трудных (вспомнить телефонные номера 6 различных людей) и до совер­шенно жутких (вспомнить 48 чисел, организованных в ряды и ко­лонки; среди 70 новых фотографий узнать 14 фото со снегом, ко­торые они видели до того) (Wilding & Valentine, 1994).

Уайлдинг и Валентайн выяснили, что люди, обладавшие исключи­тельной памятью используют стратегии и тактики запоминания;

• Тремя основными способами измерения эксплицитных воспоми­наний являются вспоминание, узнавание и повторное обучение.

• Имплицитные воспоминания измеряются посредством прайминга.

• Воспоминания могут храниться в виде внутренних образов. Однако эйдетические образы («фотографическая память») «проецируются» перед индивидом.

• Исключительная память может базироваться на природной спо­собности или на заученных стратегиях. Как правило, она пред­полагает наличие обоих этих элементов.

Переживали ли вы недавно ощущение «на кончике языка»? Были ли в состоянии вспомнить слово, которое искали? Если нет, что вы могли вспомнить о нем? Предпочитаете ли вы тесты, основан­ные главным образом на воспоминании и узнавании? Наблюдали ли вы эффект экономии, когда вновь заучивали инфор­мацию, которую уже изучали в прошлом (например, в средней школе)?

Можете ли вы подумать о вещах, основанных на имплицитных вос­поминаниях? Например, откуда вы знаете, как поворачивать раз­ные ручки в вашем доме, квартире или общежитии? Надо ли вам для этого эксплицитно подумать «поверни ее направо», перед тем как действовать?

Какую информацию вы запоминаете лучше всего? Почему вы ду­маете, что запоминаете такие вещи лучше?

• имеют особые интересы и необходимые знания, так что неко­торые типы информации им легче заново кодировать и при­помнить;

• обладают превосходными природными способностями к запо­минанию, часто у них формируются яркие психические образы.

Первые два пункта подтверждают то, что мы узнали о приобретенной способности Стива. Многие участники, например, активно использо­вали стратегии для запоминания — мнемотехнику. (Мнемотехника объясняется во вставке «Психология в действии».) Специализирован­ные интересы и знания также помогают для решения некоторых за­дач. Например, один участник эксперимента, математик, чрезвычай­но хорошо запоминал цифры (Wilding & Valentine, 1994). Некоторые участники соревнований прекрасно справлялись с за­даниями, не позволявшими применять усвоенную стратегию и тактику. Это наблюдение подразумевает, что превосходные спо­собности к запоминанию могут быть «талантом», так же как и при­обретенный навык. Уайлдинг и Валентайн делают вывод, что ис­ключительная память может основываться или на естественной способности, или на усвоенной стратегии. Обычно она основыва­ется и на том и на другом. Фактически большинство людей с превосходной памятью используют стратегии, чтобы развить свои природные таланты, когда это возможно. Как уже упоминалось рань­ше, некоторые из этих стратегий описываются во вставке «Психо­логия в действии). Пожалуйста, не забудьте прочитать ее. Вывод. Исключительная память основывается как на природной способности, так и на приобретенных стратегиях.


Комментарии закрыты.