http://npc-news.ru/

Наркоугроза. Если Россия не вернется в Таджикистан

В рамках саммита глав правительств Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) 25 ноября состоялся визит В. Путина в Душанбе. В рамках саммита глав правительств Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) 25 ноября состоялся визит В. Путина в Душанбе.

В саммите помимо России и Таджикистана принимали участие глава Госсовета Китая Вэнь Цзябао, премьер-министр Казахстана Карим Масимов, заместитель узбекистанского премьера Батыр Ходжаев, а в качестве наблюдателей — первый вице-президент Ирана Эсфандияр Рахим Машаи, премьер-министр Пакистана Юсуф Реза Гелани, глава МИД Монголии Гомбожал Зандамшатарпм, государственный министр иностранных дел Индии Принит Корр и вице-президент Афганистана Карим Халили.

Не секрет, что две крупнейшие страны ШОС – Россия и Китай преследуют в деятельности организации разные цели. КНР стремится использовать Шанхайскую организацию сотрудничества для активизации своей экономической экспансии в Центральной Азии, Россия – для обеспечения безопасности своих южных границ. Это проявилось и на саммите ШОС в Душанбе.

 

Если не считать общей декларации о необходимости развития транспортных коридоров Восток — Запад и Север — Юг, первый из которых — не в интересах России, так как идет в обход ее территории, а второй безуспешно пытаются проложить уже много лет, серьёзные экономические вопросы на саммите не обсуждалось. Тему Рогунской ГЭС стороны предпочли не затрагивать, а по вопросу участия России в строительстве на территории Таджикистана малых ГЭС никаких решений пока не приятно. При этом Россия, на долю которой приходится около четверти внешнеторгового оборота Таджикистана, остается его крупнейшим внешнеэкономическим партнером.

В ходе саммита В. Путин подчеркнул необходимость совместной разработки странами ШОС механизма борьбы с наркоугрозой и планов создания совместно с ОДКБ поясов антитеррористической, антинаркотической и финансовой безопасности. «На таком важном направлении, как противодействие незаконному обороту наркотиков, необходимо как можно скорее сформировать механизм антинаркотического сотрудничества, с включением в него стран-наблюдателей и партнеров по диалогу ШОС, а также других действующих в регионе международных структур», — заявил глава российского правительства.

В течение последних лет борьба с потоком наркотиков из Афганистана приобрела для России первостепенное значение. От употребления наркотиков в РФ ежегодно гибнет до 30 тыс. чел. В качестве одной из мер по борьбе с наркотрафиком глава Федеральной службы по контролю за наркотиками (ФСКН) России Виктор Иванов после встречи с президентом Таджикистана Э. Рахмоном в июне 2010 года заявил о возможности возвращения в республику российских пограничников. Вероятность этого шага, по его словам, «существует и обсуждается, но не в активной фазе переговоров». Присутствие пограничных воск РФ в Таджикистане возможно лишь в случае доброй воли на то обеих сторон.

Группа пограничных войск России базировалась в Таджикистане до середины 2000-х гг. и была выведена оттуда к лету 2005 г. по просьбе таджикской стороны, заявившей о готовности самостоятельно охранять свои границы. Все это время Таджикистан в ряду других государств региона, граничащих с Афганистаном, лидировал по объему перехваченных наркотиков. В общей сложности российскими пограничниками было обнаружено и уничтожено свыше 30 тонн наркотических веществ, в том числе более 11,5 тонн героина.

Только с 2002 по 2004 г. было перехвачено около 2 тонн наркотиков, 1,7 тонны из которых составил героин. Кроме того, пограничники уничтожили более 3 тыс. боевиков и предотвратили множество попыток нарушения границы. И это в условиях, когда всю первую половину 1990-х гг. в Таджикистане полыхала гражданская война, а вооруженная оппозиция, которой помогали афганские моджахеды, находилась по обе стороны границы.

С уходом российских пограничников из Таджикистана в 2005 году охрана таджикско-афганской границы ослабла. Россия сохранила свое присутствие лишь в форме группы советников при таджикской пограничной службе. Свято место пусто не бывает – и на помощь таджикским пограничникам пришли США и ЕС.

Тем временем, за годы оккупации Афганистана войсками НАТО, производство опийного мака в этой стране выросло в 40 раз. Афганские наркотики рекой хлынули в Россию и Европу – главным образом через Таджикистан, Киргизию, оттуда через Казахстан. Перехватить их на огромной (более 7 тыс. км.) и слабо охраняемой российско-казахстанской границе практически невозможно.

В Таджикистане идею возвращения в страну российских пограничников пока встречают настороженно. По словам таджикского политолога Саймуддина Дустова, Таджикистан как независимое государство не может себе позволить прихода российских пограничников, подчиняющихся Федеральной службе безопасности. Судя по всему, его позиция отражает точку официального Душанбе, где в последнее время не раз заявляли, что Таджикистан благодаря помощи США и стран Евросоюза способен охранять свои границы самостоятельно. Москва пока что только соглашается. «Это решение суверенной державы, если она желает охранять границу своими силами», — заявил по итогам саммита ШОС в Душанбе директор департамента стран СНГ российского МИДа Максим Пешков. Дипломат добавил, что Россия готова «оказать любую помощь, которая потребуется Таджикистану», но это всё слова — дальше создания совместной группы российской и таджикской погранслужб дело не идёт.

Тем временем наркотическая угроза на южных рубежах России приобретает все более угрожающий вид. Только за январь – сентябрь 2010 года в Таджикистане было перехвачено свыше полутора тонн наркотиков, включая 390 кг героина и 244 кг опиума. Перехватывается, по статистике, не более 20% наркотрафика, остальное, не встречая препятствий, проходит через границу.

Если Москва не сможет вернуть российских пограничников в Таджикистан, остро встанет вопрос о резком усилении контроля за южными границами Казахстана и России, так это уже — проблема физического выживания их населения.


1 комментарий: Наркоугроза. Если Россия не вернется в Таджикистан

  • CENTCOM

    Опиум всегда был проблемой в Афганистане. Страна считается самым крупным производителем опиума в мире, ответственной за производство 85% от его мирового объема. Опиум перерабатывается в героин в подпольных лабораториях и отправляется контрабандным путем из Афганистана практически во все страны мира –от России до Америки, и от Пакистана до Австралии, где он попадает в руки наркоманов. Изначально, когда производство опиума резко выросло в конце 70х — начале 80-х годов, исследования показали, что опиумный мак выращивали в основном бедные фермеры, которые либо: а) принуждались к выращиванию опиумного мака талибами, после чего доходы фермеров облагались так называемым “налогом”, который использовался для финансирования террористических операций Талибана, б) выращивался бедными крестьянами как замена других агрокультур, утраченных в результате разрушения ирригационных систем налетами советской авиации. Со временем, основная причина посадки большого количества опиумного мака и производство опиума и героина изменилась на банальное желание заработать как можно больше денег, так как с уничтожением производства героина в “Золотом Треугольнике” Юго-Восточной Азии, спрос на наркотики резок вырос по всему миру. Тем не менее, подавляющее количество бедных фермеров продолжает высаживать мак, как возможность выжить.

    Уже не первый год, правительство Афганистана, при содействии Соединенных Штатов и международного сообщества, пытается остановить производство наркотиков, но таким образом, что остановка процесса не сделала бедных фермеров еще беднее.Одной из инициатив с помощью которой международное сообщество пытается решить эту проблему, является программа под названием «Растения за мир.» На самом деле, это детище британского бизнесмена Джеймса Бретта. Идея состоит взамене засеивания поля опиумным маком гранатовыми деревьями. Как Бретт выразился: «Я хотел создать самодостаточную модель, которая позволила бы семьям фермеров не только выжить, но и действительно процветать.» Используя афганские гранаты, организация “Растения за мир” перерабатывает фрукты в порошок и производит органические, покрытые йогуртом фруктовые батончики. Компания, которая была образована для этой цели, с мая продаёт в Великобритании фруктовые батончики под брендом “Plant For Peace”. Бретт привлёк в своё благотворительное общество несколько знаменитых людей, включая генералов, предпринимателей, профессоров, а также принцессу Иордании Басму бинт Али. Правительство США поняло пользу этого проекта достаточно быстро, и Бретт получил поддержку от США на то, чтобы посадить в Афганистане 1,9 млн деревьев. Бизнесмен считает, что самое трудное было убедить фермеров, и что способ который помог ему все таки их убедить, была помощь в продаже продукта на международном рынке. Бретт достучался до более чем 55 тысяч афганских старейшин по всей стране, чтобы построить доверительные отношения и заручиться поддержкой своего начинания. В 2009 Бретт помог посадить 40 тысяч гранатовых деревьев, главным образом за счёт своих собственных финансовых средств. На следующий год, его Фонд обучил 800 фермеров и помог им посадить ещё 105 тысяч деревьев, а жертвователь, который предпочел оставаться анонимным, помог благотворительному обществу нанять команду международных экспертов и разработать стратегию. Благотворительное общество намерено посадить в следующем году 3,5 млн деревьев. В долгосрочной перспективе их цель — увеличить обработку земли до 3,5-4,5 млн га, больше, чем нынешняя площадь маковых полей.

    Если эта инициатива сработает (и похоже что все к этому идет), это может быть привлекательным решением проблемы борьбы с незаконной торговлей наркотиками. Что не менее важно, так это то, что инициатива может помочь Афганистану создать самодостаточную экономическую альтернативу для местных сельскохозяйственных общин, и резко сократить финансовые потоки террористов и контрабандистов.

Добавить комментарий

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>