http://npc-news.ru/

Киргизия: вся власть – наркобаронам?

По сведениям, поступающим из Исламской Республики Афганистан, распространяемым НАТО и международными организациями, посевные площади опиумного мака и, следовательно, наркопроизводство в этой стране сокращаются. Что это – новое биологическое оружие, зловредный грибок, поразивший наркоплантации? Или результат «шафрановых» проектов, когда вместо мака дехкане берутся выращивать это дефицитнейшее и дорогостоящее растение, так необходимое в кулинарии? А может, наконец-то дали результаты миллиардные вливания в экономику Афганистана?По сведениям, поступающим из Исламской Республики Афганистан, распространяемым НАТО и международными организациями, посевные площади опиумного мака и, следовательно, наркопроизводство в этой стране сокращаются. Что это – новое биологическое оружие, зловредный грибок, поразивший наркоплантации? Или результат «шафрановых» проектов, когда вместо мака дехкане берутся выращивать это дефицитнейшее и дорогостоящее растение, так необходимое в кулинарии? А может, наконец-то дали результаты миллиардные вливания в экономику Афганистана?

Не суть важно. Во-первых, как не раз уж доказано практикой, наркопроизводство, образно говоря, подобно переливающимся сосудам: стоит добиться его сокращения в одном месте, оно тут же увеличивается в другом. Не исключено, что чутко реагируя на требования рынка, вслед за Афганистаном мак начнут высевать в Кыргызстане или Таджикистане.

Кроме того, имеющихся запасов зелья, по мнению экспертов, достаточно, чтобы с нынешней интенсивностью наполнять наркорынок примерно 10 лет.

Так или иначе, Кыргызстан, и это обусловлено факторами геополитического, экономического характера, по-прежнему испытывает мощнейшее негативное влияние афганского наркотрафика. Более того, в последние годы наркоэкспансия становится все более агрессивной, превращается в главный источник угроз генофонду, питает транснациональную организованную преступность, терроризм, экстремизм, невиданную ранее наркокоррупцию, вследствие чего становится чуть ли не главным фактором, угрожающим национальной безопасности республики.

Обострению наркоситуации во многом способствовали ликвидация в 2008 году самостоятельного подразделения по борьбе с наркобизнесом МВД Кыргызской Республики, а в октябре 2009-го – республиканского Агентства по контролю наркотиков. Являлось ли это решение преступным, или было вызвано стратегическими промахами – в нашем случае не важно: КПД наркопротивостояния снизился как минимум на пятьдесят процентов.

Бытует мнение, что бал в Кыргызстане правят «наркобароны» (так, для пущей важности на колумбийский манер, политологи и журналисты почему-то предпочитают величать тривиальных наркодельцов), а страна превратилась-де в «наркогосударство». Гипербола, тиражируемая республиканскими и международными СМИ, демонизирует государство, наносит непоправимый ущерб политическому имиджу Кыргызской Республики на международной арене.

Помнится, не так давно на Урале во многих городах тиражировался лозунг «Город без таджиков = город без наркотиков». Лозунг грязный, откровенно фашистский. Теперь вот также пытаются «кошмарить» и демонизировать Кыргызстан: на международных конференциях мне не раз приходилось вступать в полемику с политиками даже самого крупного калибра, вплоть до руководителей парламентских комитетов Госдумы.

Всему виной, думаю, наводнившие Россию гастарбайтеры, – по некоторым сведениям на заработках находятся свыше полумиллиона кыргызстанцев, – и связанные с этим многократно умножившиеся там проблемы криминального характера, безработица и прочие. Но, согласитесь, решать их надо все-таки по-другому, не через стигму и дискриминацию нации, обвинение ее в «нарко-грехах».

Будем откровенны: так называемые «наркобароны» уже давно пытаются влиять на политику, войти во властные структуры – вспомним хотя бы череду бандитских разборок недавних лет, жертвами которых стали и кое-кто из небожителей. Тогдашний Политолимп из кожи вон лез, чтоб подвести под банальный криминал политическую подоплеку.

Но только ль наркодельцы, как утверждает молва, стоят за событиями апреля – июня 2010 года? Нужна ль им была столь масштабная напряженность и грозящее развязать военные действия кровопролитие?

В войну 1990-х, например, был практически полностью заморожен «Балканский маршрут», по которому прежде в Западную Европу переправлялось до 80 процентов опиатов. Казалось бы – ни таможен, ни пограничников – вези – не хочу! Ан нет. Находясь на Балканах, я «докопался», почему.

…Вложив сто миллионов долларов, наркобарон Икс транспортирует принадлежащий ему героиновый карго на запад. Войдя в зону войны, караван подвергается нападению, груз исчезает, охрана перебита. Икс проводит собственное расследование и выясняет, что устроил бойню и отнял груз «полевой командир» Игрек со своими пятнадцатью отморозками.

Вложив еще несколько миллионов в «карательную операцию», наркобарон Икс жестоко посчитался с «беспредельщиком» Игрек, но тонны героина, а вместе с ними и миллионы долларов, утрачены безвозвратно. Так не дешевле ль пользоваться давно пробитыми, такими «уютными и домашними» коррумпированными наркоканалами?!

Наркокоррупция действительно представляет особую опасность. По степени отрицательного воздействия на жизнь социума феномен этот не уступает потреблению наркотиков как таковому. Принятый вовнутрь, героин принесет вред опосредованно, не сразу. Наркокоррупция же подрывает сами государственные устои сегодня, сейчас.

Силовики уже не просто «крышуют» наркотранзит, имея с этого дивиденды. Они сами перевозят наркотики – понятие «красный» (т.е. принадлежащий правоохранительным структурам) героин прочно вошло в лексикон местных наркоманов. Доставленный по коррумпированным каналам, наркотик затем по демпинговым ценам продается опять же на «красных» «ямах» Бишкека, Оша и Жалалабада, переправляется в Казахстан и Россию.

Как видите, ситуация сложная. Но уже сам факт того, что Кыргызстан этого не скрывает, а полковник милиции, сотрудник Главка по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, заявляет об этом во всеуслышание, говорит сам за себя.

Но не только. Указом Президента республики от 17 августа с.г., для противодействия, прежде всего, международному наркотрафику, в республике создана Государственная Служба контроля наркотиков – правопреемник (с серьезным повышением статуса) ликвидированного прошлым режимом Агентства наркоконтроля.

Принятое в условиях жесточайшего бюджетного дефицита, нехватки средств на восстановление разрушенных в июне городов, это решение Президента дорогого стоит. При этом не только не сокращается, но и усиливается Главное управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ГУБНОН) МВД.

В ближайших планах Службы – создание координирующего органа, разработка и принятие Закона «О противодействии наркотизму», определившего бы участок работы и меру ответственности каждого вовлеченного в наркопротиводействие министерства и ведомства, а также внесение предложений о создании на базе Антинаркотического Центра ОДКБ своего рода СВР – Службы внутренних расследований. В ее задачу будет, прежде всего, входить выявление коррумпированных «окон» при пересечении наркогрузом государственных границ. Для этого найдены вполне конкретные механизмы.

Здесь я умышленно не стал приводить статистику изъятий и задержаний. Но и они свидетельствуют, что наркопротивостояние продолжается – только за последние сентябрьские дни из незаконного оборота изъято более трех тонн наркотиков.

Государство ни в коем случае не опускает рук. И это вселяет оптимизм.


Добавить комментарий

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>