http://npc-news.ru/

Скандал для философии

Будем рассуждать так. Допустим, он обнаруживается соответствие двух М-миров друг другу. О чем это говорит? Но раз они все же совпадают, то это характеризуем то общее, что есть у этих М-миров, а именно — один и тот же фрагмент Д-мира, который они одновременно отображают. Если при кор­ректном воплощении этого замысла удастся избежать противо­речий, то это значит, что никакого круга нет. Самое поразительное, что И. Кант был так близок к этой идее, как никто иной.

Прислушаемся к словам самого Канта. Во-первых, он под­черкивает, что познание осуществляется двумя разными путями или, в терминах Канта, с помощью двух разных способностей: способности чувственности (т. е. сенсорики) получать представ­ления и способности рассудка образовывать понятия.

Казалось бы, И. Кант прямо говорит о сопоставлении двух разных и независимых М-миров, взаимно проверяющих правиль­ность отображения друг другом того или иного фрагмента Д-мира. Позднее мы еще оценим перспективность такого подхода для построения теоретической психологии познания. Однако сам Кант в явном виде ничего подобного не формулировал. Более того, создается впечатление, что он прошел мимо такого варианта ре­шения проблемы истинности. Отчасти, возможно, потому, что, расщепив в анализе чувственность и рассудок, он не смог в ре­альной познавательной деятельности рассматривать их как пол­ностью независимые. Достаточно сказать,  психическая деятельность (т. е. в предложенном понимании сам акт сопоставления) — это всегда деятельность рассудка[1]. Впрочем, что 011 на самом деле имел в виду — об этом даже кантоведы до сих пор не могут договориться между собой.

Классики философии стремились все объяснить строго логи­чески. Если это не удавалось, их охватывал ужас. Поэтому Кант назвал «скандалом для философии и общечеловеческого разума» невозможность логически доказать существование вещей вне нас[2]. Однако логические конструкции всегда должны опираться на какие-либо постулаты, которые сами из логики не выводимы. Если исходные постулаты лишены эмпирического содержания, то по­строенная на их основе философская система с неизбежностью превращается в фантасмагорию. Но, чтобы это понять, потребо­вался Гегель, доведший логизирование до своего логического конца — до логически стройного абсурда. Выводя все из ничего, он умело соединил панлогизм с мистикой. Система Гегеля яви­лась предостережением для всего последующего развития фило­софии. После Гегеля двигаться вперед в поисках более совер­шенных логических форм стало совершенно бессмысленно.


Добавить комментарий

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>