http://npc-news.ru/

Гипо­теза о сенсорном шуме

Здесь проявляется еще один способ сохранения гипотезы, свя­занный с горопизированием, — замещение: некоторые из вспомо­гательных гипотез, совсем уж не соответствующие опыту, иногда даже можно отвергнуть, но… лишь для того, чтобы тут же заме­нить на другие, столь же произвольные. Таким способом, напри­мер, сохраняется предположение о физиологической природе огра­ничений не только в исследованиях мнемических процессов, но и в психофизике.

Вначале считалось, что пороги чувствительности, обнаружи­ваемые в психофизических экспериментах, вызваны разрешающей способностью рецепторов, т. е. физиологически предопределены. Экспериментальные исследования (как психологические, так и физиологические) поставили эту точку зрения под серьезное сом­нение. Существование абсолютной чувствительности рецептов ста­ло представляться гораздо более правдоподобным. Казалось бы, после этого представление о физиологической природе ограниче­ний должно было быть отвергнуто. Но… Пришедшая на смену классической психофизике новая теория ввела новую идею об этой физиологической природе — сенсорный шум. И, хотя гипо­теза о сенсорном шуме ничем физиологически не оправдана и не имеет никакого непосредственного экспериментального подтверж­дения, она используется с большой активностью.

Создается впечатление, что признание структурной заданности ограничений психических возможностей вошло в плоть всей сис­темы психологического знания, стало неотъемлемой частью кар­тины мира, созданной в психологии. (При всем при том, что is последнее время стало модно говорить чуть ли не о неограничен­ных резервах этих возможностей.) В учебниках — особенно по педагогике — до сих пор любят обосновывать утверждения ссыл­кой на ограниченность человеческого мозга, хотя, как подчеркнул У. Найссер, «ни один психологический факт не имеет ничего общего с общим объемом мозга», Да и неужто мозг человека, сравнимый по сложности со Вселенной, ограничен теми жалкими возможностями, которые испытуемые проявляют в лабораториях? Неужели правда, что человек — «венец всего живущего» — от природы способен запомнить семь или около того знаков, как какой-то простейший калькулятор?

Постулат ограниченности, признающий физиологическую фиксированность психологических ограничений, лишен какой-либо эвристической силы для психологии. Ведь, согласно этому посту­лату, ограничения есть, потому что они есть. Вообще в истории психологии идея буквального совпадения физиологического и пси­хологического никогда ни к чему хорошему не приводила. Это, в частности, побудило П. Я. Гальперина отказаться от самого постулата: «Производство психических отражений — это новый вид нервной деятельности, — пишет Гальперин.

Представление о физиологической природе ограничений, впи­танное исследователями с момента соприкосновения с психологи­ческой наукой, оказывает на них влияние даже тогда, когда они выражают недоверие этому представлению. Так, Б. М. Величков­ский наряду с утверждением об «условности представления об ог­раничениях познавательных возможностей человека» неожиданно уверяет читателей в безусловной ограниченности слухового вос­приятия.


Добавить комментарий

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>