http://npc-news.ru/

Теоретическое обоснование

Есть эмпирический факт, и любая психологическая теория, если она претендует на универсальность, должна этот основной факт своей науки теоретически обосновать. Очевидно, что теоретиче­ское обоснование сознания как того, что дано нам непосредствен­но, не может быть дано нам непосредственно. Сознание как тео­ретический конструкт не может непосредственно наблюдаться. Но это значит, что теоретическое понятие о сознании, лишенное чувство непосредственной данности, никогда не будет полностью соответствовать сознанию как эмпирическому феномену. И в этом смысле прав Ж—П. Сартр, когда утверждает: сознание есть то, что оно не есть и не есть то, что оно есть[42]. Сознание как эмпири­ческий феномен никогда не будет понятно нами до конца.

Однако не стоит считать, что полученный вывод делает пси­хологическую теорию сознания невозможной. Ведь, строго говоря, никакая научная теория не может быть окончательной, мы ни­когда ничего не сможем полностью понять. И это "утверждение не превращает в бессмыслицу занятия наукой, не отрицает про­гресса науки, не обесценивает успехов, достигнутых физикой, микробиологией или психологией. Просто мы должны всегда помнить, что сознание так же неисчерпаемо, как и все остальное

Все усложняется тем, что сам термин «сознание» чрезвычай­но многозначен. Зачастую это приводит к путанице. Так, напри­мер, сознание как философская категория в диалектическом ма­териализме трактуется как идеальное в противоположность ма­териальному, как «субъективный образ объективного мира». Как же тогда философы понимают бессознательное? Как «совокуп­ность психических процессов, операций и состояний, не представ­ленных в сознании субъекта»[43]. В последнем случае незаметно происходит подмена понятий: речь очевидно идет о сознании не как о Философской категории, а как об эмпирическом сознании — ведь бессознательное, конечно же, идеально и входит в субъек­тивный образ мира. Итак, сознание как философская категория включает в себя два психологически различных феномена: созна­ние и бессознательное.

Споры идут в течение уже более, чем ста лет, и выбор той или иной точки зрения определяется пока исключительно вкусом автора. Одни исследователи осторожны и пытаются избе­гать категоричности. Так поступает, например, У. Найссер, когда предлагает считать сознание «скорее аспектом активности, чем независимым механизмом»[44]. Другие рассматривают лишь свой подход как единственно верный, но при этом не могут обосновать сделанный ими выбор.

Типичный пример — позиция Н. М. Амосова, предписывающе­го сознанию роль специального механизма. Он строит систему Ра­зума, общий принцип деятельности которого таков: рецепторы воспринимают объект, кодируют информацию, получают «первич­ную модель» объекта, которая анализируется в вышестоящих эта­жах, что приводит к увеличению числа моделей, одни из которых после этого начинают «усиливаться» при одновременном тормо­жении других. Соответствующий механизм усиления и торможе­ния Амосов и называет Сознанием[45]. Почему именно этот меха­низм назван сознанием? Ясного ответа нет и, добавлю, быть не может. При разработке систем искусственного интеллекта мож­но, по своему усмотрению, любой блок или механизм назвать сознанием или же, следуя традиции У. Р. Эшби[46], вообще, не поль­зоваться этим термином. В обоих случаях трудно ожидать ре­шения проблемы сознания.


Добавить комментарий

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>