http://npc-news.ru/

Эмпирические факты


Эмпиризм (Бэкон, Локк и др.): начальным моментом в струк­туре научного познания являются эмпирические факты; структу­рообразующий процесс — индуктивное обобщение фактов; резуль­таты этого процесса — теоретические законы и принципы. Дедук­тивный метод здесь применяется, во-первых, как способ логичес­кой организации отдельных теоретических положений в единое целое и, во-вторых, как способ выведения из теории новых следст­вий, объясняющих и предсказывающих результаты наблюдений и экспериментов.

Рационализм (Декарт, Лейбниц и др.): исходный пункт науч­ного знания — полученные на основе «рациональной интуиции» теоретические законы и принципы; структурообразующий про­цесс — дедуктивный вывод следствий из них; результат этого про­цесса — целостная система логически связанных теоретических утверждений. Индуктивный метод используется лишь как способ подтверждения теоретических положений: соответствие следствий теории данным наблюдения и эксперимента являются индуктив­ным подтверждением первых и всей теории в целом.

Философы страстно спорили между собой, пытаясь доказать друг другу единственность одного из этих способов познания и ло­гическую невозможность другого. Сегодня, по-видимому, можно признать, что этот спор завершился вничью. Вопрос: «что первич­нее — индукция или дедукция? факты или гипотезы? — оказался сродни классической дилемме яйца и курицы. Эмпиризм и рацио­нализм, отмечает Кармин, не являются альтернативными концеп­циями, противостоящими друг другу, признание одной из них не исключает признание другой. По мнению Баженова, только оба способа вместе ведут к научному знанию, «дают полное и всегда не окончательное описание». А Никитин утверждает, что по от­дельности и эмпиризм, и рационализм (Никитин называет рас­сматриваемую им версию рационализма теоретизмом) в равной степени и подтверждаются, и опровергаются действительным хо­дом развития науки, в то время как подлинная теория генезиса научного знания должна включать в себя обе эти концепции вме­сте.

Р. Фейнман говорил: истинное величие науки состоит в том, что мы можем найти такой способ рассуждения, при котором за­кон становится очевидным.

Эта фраза афористически точно от­ражает представление ученых-естественников: найденный эмпири­ческий закон, если он правилен, всегда сможет получить логичес­кое объяснение. Но я бы все же рискнул уточнить высказывание Фейнмана: всегда можно найти такой способ рассуждения, при котором любой закон (и правильный, и ошибочный) станет оче­видным — в этом и величие, и слабость науки. В той степени, в какой индукция и дедукция включены в одну схему научного по­знания, они оказываются хотя бы отчасти зависимыми друг от друга. И, как мы уже убедились, существует масса возможностей взаимоподгонки результатов, защиты от возникающих противоре­чий. Именно поэтому необходимы независимые схемы познания истины. Эмпиризм и рационализм как раз и демонстрируют най­денные гносеологами логические варианты таких схем.


Добавить комментарий

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>