http://npc-news.ru/

Подбор логической формы

В истории науки не удается обнаружить чисто эмпирических или чисто рационалистских научных открытий. Эмпиристы, на­пример, пытались объявить законы Кеплера чистым индуктивным обобщением эмпирических данных. Действительно, Кеплер долго и мучительно подбирает логическую форму выражения для дан­ных наблюдения, пробует по ходу исследования различные вари­анты формул, а когда находит подходящую для закона формулу, то проверяет ее применением к другим наблюдениям.

Но стоит почитать самого Кеплера, как такое представление разрушается, а его открытие едва ли не демонстрирует чисто рационалистский путь познания. Отсюда Кеплер формирует свое представление о реальности как специфической геометрии мира, построенной из правильных многогранников. А уже затем, найдя формулу, удовлетворяющую его мистическому вкусу, проверяет свои предположения наблю­дением.

Но если два пути, по которым шел Кеплер, не зависимы друг от друга, то конечный результат должен был субъективно вос­приниматься им как заранее предполагаемый и как совершенно неведомый одновременно. Потому что, с одной стороны, ему за­ранее было известно, чего он хочет достичь, а с другой — посколь­ку пути достижения независимы — до получения совместного ре­зультата он не мог иметь информацию, достижим ли этот ре­зультат.

Обратите внимание: «еще не будучи уверен», Кеплер уже «незыблемо» в это верил. А когда то, в чем он был неуверен, то, что находилось во мраке, оказалось «сверх всяких ожиданий» как раз тем, что он твердо знал еще двадцать два года назад, он очень удивился и пришел в «священное неистовство».

Другой пример. Казалось бы, исключительно рационалисти­ческим путем познания идет такая наука, как математика. Е. Вигнер шутливо, но точно определил ее как «науку о хитроумных операциях, производимых по специально разработанным прави­лам над специально придуманными понятиями».[60] Не случайно Г. Вейль — его называли последним универсальным математиком в мире — сравнивает математику с мифотворчеством, литерату­рой и музыкой. В XX веке в принципе отброшена идея, что мате­матические структуры, созданные математиками, должны «копи­ровать» хоть какие-либо реальные процессы. Если Б. Риман, едва ли не более всех повлиявший на создание современных взглядов на математику, в своей знаменитой диссертации «О гипотезах, лежащих в основаниях геометрии» еще настаивает на «опытной проверке» своих построений, то по оценке специалистов XX в. такая задача «очевидно не имеет ничего общего с математикой».[61]Как отмечают Б. В. Бирюков и В. Н. Тростников, современный математик «зачастую совершенно не интересуется, соответст­вует ли его конструкция чему-то уже познанному в окружающем мире. Им движет стремление усовершенствовать математику не как аппарат для описания чего-либо, а как аппарат вообще.»’ Впрочем, это относится не только к современной математике.


Добавить комментарий

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>