http://npc-news.ru/

Разные пути познания

Открытие, как было ранее высказано, является результатом совпадения разных, например рационального и эмпирического, путей познания. Однако результаты работы столь разных конту­ров познания не могут быть абсолютно тождественны. Они как бы выражены на разных языках, они идентичны лишь с точ­ностью до перевода. Когда такое совпадение все же обнаружи­вается, то происходит перевод результатов работы одного конту­ра на результаты работы другого, который принципиально не ме­няет содержание сознания, но по существу производит смену взгляда.

Соединив вместе два разных пути познания, открытие позволяет осознать ранее принципиально недоступный для созна­ния язык описания известных явлений и объектов. Тем самым от­крытие дает сознанию («открывает») возможность проведения совершенно новых процедур обоснования, создания нового защит­ного пояса гипотез, включения в новую объяснительную систе­му и т. д.

Изложенный в этом разделе подход к процессам научного от­крытия и обоснования, по моему мнению, весьма важен для пси­хологии познания. Некоторые следствия мы рассмотрим в следую­щей главе. Пока же ограничимся только одним. Для обеспечения независимости двух разных путей познания, как уже говорилось, необходимо, чтобы ход познания в одном контуре был скрыт от другого. При этом, если переработка информации в одном конту­ре доступна сознанию, то переработка информации в другом кон­туре должна быть с необходимостью выведена из сознания. Тем самым целый пласт информационных преобразований, осуществ­ляемых когнитивными механизмами, вытесняется из сознания. В духе первой главы вполне можно сказать, что эти преобразова­ния негативно выбираются. Такое представление впервые прибли­жает нас, пусть пока еще очень робко, к пониманию смысла фе­номена негативного выбора.

Завершая в целом рассмотрение процесса обоснования, ука­жем еще на один его существенный аспект, который, разумеется, всегда подразумевается, но в явном виде не был высказан. Хотя самые яркие страницы истории науки — это страницы, посвящен­ные открытиям, но в контексте открытия ученый выступает скорее как поэт, чем как труженик науки. Внезапное и неожиданное подтверждение своих замыслов, возникающее в момент открытия, вызывает эмоциональное состояние, которое, по мнению А. Эйн­штейна, «напоминает религиозный экстаз или влюбленность: не­прерывная активность возникает не преднамеренно и не по про­грамме, а в силу естественной необходимости».[67] Методологичес­кие правила и мировоззренческие позиции влияют на ученого, со-

Ёершающего открытие, но, конечно, никоим образом оное не оп­ределяют. Этап обоснования в этом отношении разительно отли­чается от этапа открытия.

В процессе обоснования ученый — прежде всего функционер, защищающий честь науки от неправомерных и ненаучных пося­гательств, сторонник предписанных норм и традиций. На этапе обоснования открытие «закрывается». То, что ученому стало ясно в момент открытия, приобретает теперь и для других членов на­учного сообщества иллюзию очевидности. Не принято обвинять ученого, что он не совершил открытия. Но если ученый некор­ректно обосновал свои идеи, ему не избежать насмешек совре­менников, пусть даже будущие поколения и могут помнить его веками. Умение правильно обосновывать — главное профессио­нальное требование в науке. Не случайно ведь только «сильным мира науки», авторитету которых уже ничего не грозит, позволи­тельно публично высказывать не обоснованные по всем правилам предположения.

Этап обоснования нужен не только и не столько самому уче­ному, который решает на этом этапе волнующие его головолом­ки, сколько научному сообществу, члены которого отнюдь не пе­режили будоражещее чувство открытия и которым еще предсто­ит понять, что собственно было открыто. Поэтому, обосновывая, ученый стремится заставить других признать полученный им ре­зультат. На первый план выступает форма убеждения ученого мира в истинности найденного. Обоснование тем самым высту­пает как важнейший способ научной коммуникации. Ученый, ис­пытав состояние открытия, уже как бы «знает истину», хотя ме­лочи ему еще предстоит доработать, доосознать. Но он обязан донести эту истину до других. Поэтому, несмотря на весьма отда­ленную связь обоснованности эмпирического феномена с его ис­тинностью, все же без обоснования этот феномен не может быть принят научным сообществом.


Добавить комментарий

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>