http://npc-news.ru/

Готовая формула психики

Один из самых влиятельных советских психологов Л. С. Вы­готский еще в 20-е гг. предостерегал от попыток «найти готовую формулу психики». По мнению Выготского, это значило бы требовать «науку прежде самой науки». Такая формула не может быть Дана напе­ред, до научного изучения психики.

Все это было хорошо известно советским психологам. Но они с настойчивостью, достойной лучшего применения, строили длин­ные рассуждения на «ворохе цитат», искали доказательств своей позиции в философских обоснованиях, обвиняли западную психо­логию, а иногда и друг друга в «недиалектичности» тех или иных теоретических построений. И делали они это отнюдь не только для того, чтобы продемонстрировать свою идеологическую лояль­ность. Методологическая окраска психологических построений — реальный компонент психологической науки с момента ее возник­новения, элемент парадигмы психологии.

Западные психологи, в течение долгого времени очарованные «интеллектуальной респектабельностью» позитивизма (термин Б. Рассела), пытались всячески избавиться от любых философ­ских конструкций — что было, тем самым, следствием принятого философского мировоззрения и что отчасти освобождало от поис­ка оснований психологии. Крах бихевиоризма — это крах пози­тивистской установки психологов. И одновременно в западную психологию начинает проникать искус укреплять психологиче­ские идеи явным философским каркасом, хотя для нее все же до сих пор типичнее обосновывать свои теории, заимствуя осно­вания у других наук. Когда Б. М. Величковский пишет, что «ди­алектический материализм представляет собой единственную кон­структивную альтернативу редукционистским установкам совре­менной западной психологии», он и прав, и не прав. Он прав, отмечая редукционистские установки. Но не прав по сути: диа­лектический материализм не может быть конструкТиМой альтер­нативой, он не задает оснований науки, их еще надо где-то най­ти, такой поиск как раз и предопределяет редукционистские ус­тановки. Единственной конкретной альтернативной психологиче­ским исследованиям выступает не философская позиция, а кон­кретная психологическая теория.

Суровая критика концепций предшественников также очень популярна в психологии. (В. П. Зинченко как-то пошутил в од­ном из своих устных выступлений: в обычном изложении история психологии напоминает поле брани, на котором лежат наши ум­ственно отсталые предшественники). И чем более «предшественнее» предшественники, тем более они поминаемы. Самые попу­лярные имена в учебниках по истории психологии — Платон и Аристотель. В учебниках по истории физики Аристотель, конеч­но, тоже упомянут, но никогда не уделят ему столько же места, сколько Ньютону, Максвеллу или Эйнштейну. И уж тем более не будут его критиковать за то, что он чего-то не знал или не понимал. В учебниках же по истории психологии тщательным об­разом изложат белиберду (разумеется, с современной точки зре­ния), написанную психологом Аристотелем, с анализом того, по­чему это мудро и почему это действительно белиберда. И такого же пристального внимания не будут удостоены ни В. Вундт, ни У. Джемс, ни 3. Фрейд, ни П. Жане, ни К. Левин — никто из ве­ликих психологов периода самостоятельного развития пихологии.


Добавить комментарий

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>