http://npc-news.ru/

Защитный пояс теории

Для обоснования недостаточно иметь обосновываемое и осно­вания, надо еще уметь сводить одно к другому. Методологи науки как раз этому процессу сведения и его логике уделяют все боль­ше и больше внимания. Традиционно существующие взгляды на этот процесс — то, что методологи обычно называют «стандарт­ной концепцией науки», — не слишком чувствительны к возникаю­щим логическим парадоксам и весьма мало соответствуют реаль­ной научной практике. Практически не анализировали логику сопоставления обосновываемого с основаниями и .психологи, а по­тому, разумеется, не рассматривали соответствующие этой логи­ке когнитивные механизмы.

Ну, а действительно, как можно сопоставить проверяемую на­учную теорию с субъективно достоверными основаниями? Ответ на этот вопрос обычно выглядит примерно так: теория предсказы­вает результат некоторого эксперимента (наблюдения, практичес­кого действия и т. п.), затем предсказанный результат сравни­вается с полученным в ходе реального эксперимента результа­том (предполагается: субъективно очевидным результатом), а уже по итогам такого сравнения можно судить о правильности или ошибочности теории. Более пристальное рассмотрение превра­щает такой ответ если не прямо в чепуховый, то во всяком случае в совершенно недостаточный.

Наиболее раннее и наименее существенное возражение этому обычному представлению вызвано тем, что оно ведет к логичес­кому тупику (философы обсуждали его давно, начиная по край­ней мере с Д. Юма). Суть в том, что научные теории включают в себя формулировки общих законов, которые справедливы — в границах применимости теории — для всех явлений. Но это зна­чит, что единичные подтверждения предсказаний в эксперимен­тах не могут гарантировать правильность теории, так как утверж­дения, предполагаемо верные «всегда» и «для всех объектов», ни­когда не могут быть исчерпывающе экспериментально проверены. Так, для эмпирического подтверждения высказывания «все лебе­ди белые» (популярный пример — П. Фейерабенд даже называет его «избитым» — из методологической литературы) необходимо знать цвет не только всех ныне живущих лебедей, что уже невоз­можно, но также цвет всех лебедей, живших в прошлом, и тех, кто будет жить в будущем. Даже успешное сравнение результа­тов отдельных экспериментов с теоретически ожидаемым не поз­воляет надежно судить о правильности теории.

Невозможность логически оправдать индукцию методологам кажется скандальной. Они мучительно ищут самые невероятные подходы к этой проблеме. Провозвестник современной методоло­гии науки КПоппер предложил, например, преодолеть логичес­кий круг весьма остроумным путем.

Общие утверждения, рассуждает Поппер, нельзя эмпирически подтвердить (верифицировать), но их можно эмпирически опро­вергнуть (фальсифицировать). Ведь для опровержения высказы­вания «все лебеди белые» достаточно обнаружить одного не бе­лого лебедя, а, скажем, черного. Следовательно, решает Поппер, раз смысл проверки не может состоять в том, чтобы найти под­тверждение теории, то тогда он должен быть в том, чтобы найти ее опровержение. Иначе говоря, в науке должен преобладать не догматический подход, связанный со стремлением удержать имею­щиеся теории, а критический, связанный с желанием фальсифи­цировать наличное знание. Эту парадоксаль­ность попперовской позиции удачно охарактеризовал Дж. Агасси: Поппер, по его словам, «чуь ли не единственный — а в нашем столетии действительно единственный — ученый, который утверж­дает, что критика является не закуской, а основным блюдом».


Добавить комментарий

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>