http://npc-news.ru/

Египет: когда река разливается в море

Египтяне называют великую реку Нил именем «аль-Бахр» — море. Они, как дети, радуются и празднуют первые итоги своей революции долго и эмоционально, может быть, даже чересчур долго. Впервые с революции 1958 года простые люди почувствовали свою значимость и гражданское единение. Терпеливые египтяне будто вновь услышали лозунг Насера к египетскому народу: «Выше держите головы. Вы не рабы, вы свободные люди».Египтяне называют великую реку Нил именем «аль-Бахр» — море. Они, как дети, радуются и празднуют первые итоги своей революции долго и эмоционально, может быть, даже чересчур долго. Впервые с революции 1958 года простые люди почувствовали свою значимость и гражданское единение. Терпеливые египтяне будто вновь услышали лозунг Насера к египетскому народу: «Выше держите головы. Вы не рабы, вы свободные люди».

И египтяне подняли головы. Каждую пятницу сотни тысяч людей выходят на митинг — то ли праздновать победу, то ли выдвигать новые требования.

— Свержение Мубарака — это только малая часть революции, — поясняет мне египтолог доктор Хасан Забер, активист движения Кифая. — Впереди самое сложное — поменять систему, добиться свобод и действий реальной оппозиции.

Еще несколько дней назад Хасан подносил камни тем, кто был на передовой. Когда ситуация пошла вразнос и волна неизвестно откуда появившихся «сторонников Мубарака» ринулась штурмом на площадь Тахрир, к переодетым полицейским присоединились люди, выдающие себя за «бедуинов» пирамид. Один из них признался мне в приватной беседе, что ему лично заплатили по 500 фунтов, пообещали жилье и право вести раскопки и торговлю, если они пойдут на площадь и требовать свержения министра по древностям Захи Хаваса.

В самый тяжелый момент, когда каменный дождь обрушился на город, когда Мубарак выпустил из тюрьмы преступников, переодел активистов партии и полицейских в гражданскую форму и пустил всю эту кодлу атаковать площадь Тахрир, именно братья-мусульмане встретили врага на передовой, как самая организованная часть протестующих. Во время военных операций коллективный дух и разум не всегда хороший советчик. Тут нужно четкое и оперативное управление боевыми действиями, тыловым снабжением мобилизацией людей «на оборону». Если бы в этот момент протестующие дрогнули и освободили площадь, все бы было кончено. Коллективный дух и разум прекрасен во время мирного противостояния, ибо Мубарак не смог найти лидеров, с которыми бы ему удалось вступить в переговоры.

Для меня революция в Египте — подлинно народная революция. Когда половина страны ввергнута в социальный ад, когда кругом нищета и коррупция, когда тридцать процентов населения безграмотны, когда феллахи обанкрочены ростом цен на горючее, когда эпидемии и страшные болезни выкашивают бедных и нуждающихся в куске хлеба — что остается делать молодым людям, которым готовят участь обслуги на курортах?! И это ещё — лучшее из всего, что может их ждать…

«Терпение — благо», «Терпение — наипрекраснейшее из достоинств», «Терпеливых любит Аллах». Эти пословицы самые популярные в Египте. Они встречаются на каждом шагу.

Терпение проповедуют верхи и низы. О терпении пишут в газетах и книгах, лозунги, призывающие к терпению, можно увидеть в витринах магазинов, на бортах грузовиков. Слово «Сабр» — «терпение», кажется, выведено арабской вязью и на лицах безропотных и трудолюбивых египтян.

Чтобы это понять, достаточно спуститься в город мусорщиков, где семьи подчас живут на сто египетских фунтов (приблизительно 20 долларов США) в месяц, или зайти в тот же квартал мусорщиков, где из склепов сделали дома, а из могильных плит — столы. Да что там трущобы? На красочной, предназначенной для иностранцев витрине — рынке Хан эль Халили — есть одна зона, которую показывают чужеземцам.

Я не побрезговал и однажды спустился — в эту внутреннюю, подземную часть города, и мне открылось фантастическое зрелище. Юнцы и старики, орудуя деревянными молотками и железными резаками, вычеканивали и вырезали, выбивали из подручного материала ноту «Ля» («нет» по-арабски). Кто-то кашлял, кто-то пел песни про любовь. Здесь, на подземном уровне, они делали те сокровища, которыми торговали на серединном уровне для тех, кто живет на уровне верхнем. Золотые побрякушки «Хенд мэйд» для золотого миллиарда.

Какое у бедолаг с нижнего уровня было будущее при Мубараке? Так и остаться прислугой и рабами? С этой участью они смириться не захотели и вышли на улицы, присоединились к «Братьям-мусульманам»!

Революция в Египте началась стихийно. Студенты, откликнувшись на рассылку «гугла», вышли на улицы Каира жаловаться на ухудшение условий и качества жизни. И пока несколько сот человек шли к площади Тахрир, лавочники закрывали свои лавки и присоединялись к протестующим. К ним добавились праздношатающиеся и безработные, которым все равно где гулять и сидеть. На площади Тахрир их оказалось уже несколько тысяч, они почувствовали свою силу и захотели большего… Жалобы переросли в массовые беспорядки, митингующие стали требовать свобод и политических преобразований. Я так и вижу эту толпу, идущую мимо лавок и отелей с вывесками «Тунис», «Алжир», «Марокко», «Бехрейн», «Йемен», «Иордания», «Ливия». Многие арабские страны давно превратились в деревни по обслуживанию туристов либо в бензозаправки для европейцев. Кто бы мог подумать, что арабский мир настолько внутренне связан, что здесь сработает «принцип домино»?!

Пытаясь противопоставить что-то популярности социалистических идей Гамаля Абдель Насера, идеологи Анвара Садата и Мубарака придумали насаждать идеологию ислама. Но, как и в Афганистане и Алжире, власти Египта не смогли удержать исламистов под своим контролем. Процесс стал необратимым и непредсказуемым. Если в 60-е годы в платках на учебу и работу в офисы ходило только двадцать процентов женщин и девушек, то сегодня эти показатели стопроцентные. На книжной ярмарке в Каире в 2010 году я встречал многих русских девушек в никабе. Ревнивые мужья прячут их белую кожу от солнца. А, возможно, они сами берегутся от горячих взглядов.

Я тоже берегусь горячего южного солнца и время от времени захожу в культовое для египетской интеллигенции кафе «Гроби». Здесь, в тени, я встречаю одного из лидеров молодежного крыла «Братьев-мусульман», который, соглашаясь дать комментарий, просит не называть его имя.

Братья-мусульмане очень осторожны. Долгие годы репрессий научили их вести себя сдержанно. Они усвоили формулу «Политика — искусство возможного», не хуже лучших царедворцев и политтехнологов.

Я общаюсь с одним из лидеров молодёжного крыла «Братьев-мусульман» в культовом для египтян кафе «Гроби». «Нам не по душе современный миропорядок, — говорит Абдулхамид, — нам претят сионизм и ростовщический капитал. Это из-за них произошёл финансовый кризис, а в результате — резкий рост цен на продовольствие и волна революций по всему арабскому миру. Но они сами роют себе яму. Аллах сам обрушит своих врагов, ибо они в его власти».

Какие-то социальные идеи «братьев» мне симпатичны, какие-то нет. Мне не нравится все большее распространение никаба. В Египте это, наряду с ваххабизмом, выглядит как засилье саудитской культуры. В татарском обществе, например, женщина играет активную социальную роль. Она, если надо, и на коне помчится. Я знаю, что в Киргизии киргизки предпочитают не выходить замуж за узбеков и уйгур и охотно выходят за казахов и татар из-за разного отношения к женщинам у разных мусульманских народов. Египет тоже отличается от стран Персидского залива и держит пальму первенства в вопросах богословия. Каир — ворота арабского мира, Каир — крупнейший образовательно-религиозный центр. В Каире самый знаменитый исламский институт Аль-Азхар. И мне непонятно, почему богословы Аль-Азхара не остановит распространение никаба, если при пророке Мухаммеде такая форма одежды не была распространена.

У «Братьев-мусульман» — большая популярность среди простого, истосковавшегося по справедливости народа. За время революции эта популярность возросла. Во многом благодаря незаурядному мужеству братьев-мусульман борьба переместилась на политическую плоскость, где они вполне могут рассчитывать на хорошие дивиденды. Египетские политологи считают, что на будущих выборах в парламент «братья» получат от 40 до 60% голосов, если выборы пройдут весной. Однако, если выборы пройдут позже, «братья» получат в два раза меньше голосов. Скорее всего, в Египте все будет развиваться по турецкому варианту. Большинство в парламенте у твёрдых сторонников ислама, а реальная власть у военных, которых контролируют, кормят и обеспечивают оружием американцы.

Если в лозунге «Справедливость и свобода» партия мусульман будет делать акцент на слове справедливость, то либеральные силы выберут себе главным приоритетом свободу. Революция пробудила жажду свободы, и значительная часть трудолюбивых египтян не желает расставаться с призраком свободы. Подъем гражданского самосознания, когда нация объединилась в порыве борьбы за гражданское общество со всеми его атрибутами — правами и свободами, воодушевляет простой народ.

После «Гроби» я вновь стою на улице Каср аль-Айни, примыкающей к площади Ат-Тахрир. Стою на краю людского моря и вдыхаю аромат эйфории, ее приливы и отливы, я будто загораю, заряжаюсь энергией толпы. А что еще делать, оказавшись стиснутым тисками митинга? Особенно воодушевляет зрелище разлива Нила, его волнения впечатляют в предзакатные минуты, когда вся толпа совершает намаз, сгибаясь в поясном и земном поклоне, будто пуская волну.

Моя светлая кожа на фоне измученных южным солнцем египтян не отливает медью и сразу бросается в глаза. Такой же белизной сверкают только свежевыструганные дубины. Многие интересуются, откуда я. Отвечаю, что из России.

Теперь уже ко мне обращаются не иначе, как «мой брат Ильдар».

К русским отношение в Египте превосходное. Многие помнят, как русские строили алюминиевый комбинат, металлургические заводы и великую Асуанскую ГЭС. Русские и арабы работали бок о бок, как братья. Много египетской интеллигенции прошло через советские университеты. Советский Союз для них — это светлые воспоминания. Русский не воспринимается египтянами как «белый эксплуататор».

Симптоматично, что даже в часы острого противостояния с Мубараком факты мародерства в центре Каира носили единичный характер. Самые большие беспорядки и разрушения произошли в промышленном центре Египта — Суэце. Мародеры в городе и его окрестностях сожгли полицейские участки, пожарные части, разграбили и подожгли автосалоны и крупные магазины, проникли на виллу губернатора и перерезали там всех куриц.

В Суэце очень много западных промышленных компаний. Там вновь и вновь проходят забастовки и стачки с требованием улучшения качества жизни. Многие говорят о беспощадной эксплуатации их труда западными промышленниками и большом разрыве уровня доходов между бедными и богатыми. Как бы эти протестные настроения ни подтолкнули страну к хаосу.

Другие считают, что все протесты против маленьких мубараков на местах — частные случаи, а уровень культуры у египтян выше, чем у сомалийцев, и они не скатятся до уровня межклановой борьбы и войны всех против всех, однако, разделения страны на две части, по примеру Судана, опасаются. До сих пор многие патриоты-панарабисты ставят Абдель Насеру в упрек, что он сдал богатый нефтью и золотом Судан. Анвару Садату припоминают то, что он не сумел объединиться с Ливией в единое государство.

Что касается Ливии, то сейчас все взоры думающих египтян обращены в ее сторону. По Каиру поползли слухи, что все революции — и в Тунисе, и в Каире затевались для свержения Каддафи. Лидера Джамахирии хотели взять при помощи революций в соседних странах в тиски. Однако, расчет не оправдался на сто процентов, и теперь региону грозит гуманитарная катастрофа. А саму Ливию ждет раздел на несколько частей. Вопрос войны в том, у кого останутся нефтяные порты.

Ливия, где до недавнего времени зарабатывали себе на хлеб полтора миллиона соотечественников Страны Фараонов, грозит наводнить соседей и своими гражданами. Египтяне и так втиснуты в долину Нила, и увеличившееся вдвое население скоро будет нечем кормить.

Египтяне мечтают о тех временах, когда их было 30 миллионов, и о том, как бы отправить своих нищих на заработки. Помимо своего жизнелюбия и радушия, египтяне еще и народ, преуспевший в торговле. Грех было не воспользоваться ростом интереса к стране и не начать приторговывать революционной символикой. Сотни молодых людей в центре Каира предлагают приобрести национальные флаги, ленты, майки и прочие сувениры.

Я гуляю по городу, снова и снова вежливо отказывая подобным торговцам. Но тут ко мне подходит паренек и, поздоровавшись, просит разрешения пройтись рядом.

Почему же не пообщаться, думаю я, и соглашаюсь. Может, что-нибудь новое и интересное узнаю. Революция в Египте научила меня одному правилу. В бушующее море толпы нужно окунуться с головой, и тогда температура твоего тела быстро достигнет температуры окружения. И не будет никаких культурных и социальных барьеров.

Однако у паренька свои интересы. Он тут же берет быка за рога и начинает рассказывать мне, что все его родные погибли во время беспорядков, что он теперь сирота и, может быть, я могу ему помочь материально.

Я знаю, что он врет или, если говорить мягче, эксплуатирует конъюнктуру, но все равно даю ему несколько фунтов. Ибо для меня это ничто, а он, возможно, из-за всех этих событий потерял работу навсегда или на время забастовок.

Революция, как и всякое народное начинание, может привести и к расколу, и к консолидации общества, и к росту гражданской активности. В Египте хватает и того, и другого, и третьего. Тысячи волонтеров добровольно и бесплатно вышли убирать и приводить в порядок — метут улицы изрядно потрепанного города, убирают мусор и красят все, что можно покрасить. Появились очереди к автобусам, чего раньше никогда не наблюдалось в городе, где дорогу при интенсивном движении переходят, как в голову взбредёт.

Это определенно гражданская позиция. На улицах добровольцы каждому встречному раздают листовки с призывами измениться самому и изменить страну. На телефоны приходят смс-рассылки со словами «Если ты египтянин, ты не должен больше платить взятки».

Коррупция — страшный бич не только Египта. Когда один мой знакомый Мэдхед хотел с компаньонами открыть дело по сборке автобусов, он обратился в дирекцию известного производителя в Украине. В ответ пришло письмо, в котором говорилось: «Мы, конечно, рады сотрудничеству, но мы знаем, что сборка автобусов в Египте замыкается на нескольких лицах, имеет ли смысл пытаться?» То есть даже в Украине знали, что тот или иной бизнес в Египте можно делать только определенным людям.

«Миллионы — это не твой уровень игры», — намекнули другому знакомому, когда он попытался заняться производством наушников — мол, не по Сеньке шапка. Этот уровень игры не для тебя. Когда твой оборот составлял несколько сот тысяч, мы закрывали глаза. Но теперь ты начинаешь нас нервировать и переходить допустимые границы. Не буди льва на его территории.

«Миллион» — и правда не наш уровень. Но когда на улицы выходят миллионы простых людей, боязно становится даже мультимиллиардерам.

Одна из крупнейших демонстраций, которую мне довелось наблюдать после свержения Мубарака, была направлена против отдельных членов кабинета министров, оставшихся от прежнего режима. Тысячи людей требовали отставки министра по чашечкам и тарелочках Заки Хаваса.

В ночь с 28 на 29 января группа из девяти грабителей при участии полицейских проникла в здание Египетского музея в Каире, сильно повредила несколько знаковых памятников из сокровищ гробницы царя Тутанхамона (14 в. до н.э.), в том числе знаменитые скульптурные изображения царя из позолоченного дерева, изображающие Тутанхамона на ладье и леопарде. Повреждены уникальные по своей художественной ценности опахала Тутанхамона, его фаянсовые ожерелья и оружие. Был так же нанесен урон уникальным предметам из гробницы прадеда Тутанхамона — вельможи Иуйи и его супруги Туйи, которая была обнаружена в 1905 году в Долине царей нетронутой и считается самой богатой древнеегипетской гробницей после Тутанхамона: сильно повреждены мумии супружеской четы, разбиты витрины с уникальными сосудами для внутренностей мумий, выполненные из алебастра, сильно повреждены позолоченные чехлы мумий — речь идет не о рядовых, а о знаковых памятниках музея, шедеврах национального и мирового значения. Всего, согласно имеющейся информации, разбито около пятнадцати витрин, из них как минимум три — с памятниками Тутанхамона.

По словам доктора Вафаа эс-Садик, до 2010 года исполнявшей обязанности директора Египетского музея в Каире, утром 30 января было полностью разграблено археологическое хранение Мит-Рахина, расположенное в 24 км к югу от Каира на месте одной из древних столиц Египта — Мемфиса. Это хранение имело статус национального и содержало несколько тысяч памятников, обнаруженных как в самом Мемфисе, так и в соседних некрополях Саккары и Дахшура, где находятся древнейшие пирамиды Египта. К сожалению, речь идет о невосполнимой потере, которая разрушила целый ряд комплексов памятников, имеющих огромное значение для изучения истории и культуры Древнего Египта.

Вести, приходящие из Каирского музея, на первых полосах газет. Египтяне понимают не хуже специалистов, какую ценность для страны имеют коллекции египетского музея. Они знают, это их национальное достояние и боятся, как бы маска Тутанхомона не оказалась поддельной. Во всех фактах краж они склонны винить главного хранителя Захи Хаваса, которому ничего не оставалось, как подать в отставку вслед за своим премьер-министром.

Туризм — вторая после Суэцкого канала статья дохода египетской экономики. Туризм составляет 11 процентов ВВП Египта. Потери экономики Египта из-за пересохшего потока туристов ежедневно составляют 25-27 миллионов долларов. За месяц потери грозят составить 800 миллионов долларов. Девяносто процентов гостиничных мест сейчас пустует.

Даже в самые тяжелые минуты противостояния с режимом Хосни Мубарака на курортах была тишь да гладь, и египтяне искренне недоумевают, почему российский МИД долго не разрешал россиянам отдыхать на курортах Красного моря, даже тогда, когда щепетильные англичане и другие европейцы давно перестали беспокоиться за своих граждан и подобные ограничения сняли.

Министр по туризму Египта Мунир Фахри Абдель Нур не понимает, к примеру, почему Россия не пускает своих туристов после ухода Мубарака, когда по улицам Египта прогулялся премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон…

По мнению египтян, страну будет очень сильно трясти — особенно в период парламентских и президентских выборов. Кто бы не победил, кого бы не назначили премьер-министром, всегда будет масса недовольных, которые знают, как свое недовольство выразить.

Верховный совет вооруженных сил, к которому перешла власть в стране после ухода Мубарака с поста президента, намерен провести реформы. Главнейшая из них — реформа конституционная. Предыдущая конституция была устроена так, что президентом реально мог стать только сын Мубарака или посаженный им преемник.

Помимо изменения Конституции, прежде всего в части, касающейся президентских выборов (ст. 76 и 77 египетской Конституции), египтяне хотят расследования коррупции членов прежних египетских правительств. Но главное, что волнует египтян, — это честные парламентские выборы. Многие хотят участвовать в предстоящих выборах и подумывают о том, в какую бы партию вступить.

Состав нового парламента не может предсказать никто. В нынешнем парламенте большую часть мест занимают депутаты Национальной демократической партии. За эту партию на прошедших три месяца назад выборах проголосовало абсолютное большинство египтян, и ее в первую очередь задушили в своих объятиях и зацеловали до смерти, как только народу развязали руки. Символом этой «горячей любви» теперь служит сожженная дотла штаб-квартира партии, что находится по соседству с Каирским музеем. Разгромили отделения партии и во многих других городах Египта.

Значительной политической силой на грядущих выборах может стать либерально настроенная проамериканская партия, которая сейчас только создается усилиями Центра Карнеги. Выдвиженцем этих сил на грядущих президентских выборах станет, скорее всего, действующий генсек Лиги арабских государств, бывший министр иностранных дел Амр Мусса. Он — самый вероятный будущий президент Египта. Популярность его в стране очень велика, чего не скажешь о чуждых сознанию египтян Зевейле и Аль-Барадее. Последних, нобелевских лауреатов, они считают пришельцами с «планеты Нобель».

Один из лидеров «братьев-мусульман», которыми пугают весь мир, назовем его Абдулхамид, поведал мне, что не будут выставлять своего кандидата на президентских выборах. В среде египетской интеллигенции муссируются слухи, что это часть сделки, по которой братьям-мусульманам позволят создать свою партию «Справедливость и свобода» и идти на парламентские выборы с этой партией.

Наверняка политические амбиции этой партии будут сдерживать военные. Однако и сами братья-мусульмане не намерены форсировать события, и, как мне сказал один из членов партии, будут действовать аккуратно и осторожно! Братья-мусульмане не намерены выставлять свои кандидатуры во всех округах. А лишь в 50-60 процентах одномандатных округов.

Если бы армия хотела, она бы мгновенно разогнала демонстрации. Однако армии выгодно создавать видимость угрозы, подчёркивая свою необходимость. Мубарак вначале тоже опирался на войска, но потом забыл о своем военном происхождении, и поток помощи армейским структурам заметно поиссяк. Бывший египетский президент стал больше опираться на партию и полицию. А зря.

Лозунг «Народ и армия едины» — самый актуальный. Полицию уже никто не уважает. Когда возникают споры, многие полицейские спасаются бегством, а армия — единственный государственный институт, к которому египтяне по-прежнему относятся с трепетным уважением. Армия долгие годы поставляет стране элиту, служить в армии очень престижно, потому военная машина аккумулирует самых образованных людей и самых больших профессионалов в своей области. Насер, Садат, Мубарак, последние три президента Египта — выходцы из армейской среды.

Когда полиция исчезла с улиц города, именно армия встала на защиту правопорядка. Сейчас комендантский час длится с 12 ночи до 6 утра. И через массу заградительных кордонов в центр города в это время уже не проехать не пробиться.

Как-нибудь я напишу рассказ о том, с каким боем мы пробивались через эти кордоны и блок-посты. О том, как молодые солдатики и матерые офицеры перелистывали мой паспорт с одной целью — выяснить, а нет ли там израильской визы. О том, как мой проводник и гид по ночному Каиру — зубной врач по совместительству — показывал удостоверение врача и твердил, что везет раненного репортера в больницу.

Впрочем, это уже совсем другая история. Главное, чтобы у трудолюбивого, доброго, жизнерадостного египетского народа получились осуществить свои мечты и, может быть, построить свободное общество равноправных людей…


Добавить комментарий

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>