http://npc-news.ru/

Вячеслав Данилов: последний шанс бизнесмена Изместьева

Российское гражданское общество, недавно вдруг вспомнившее об опальном бизнесмене и бывшем сенаторе от Башкирии Игоре Изместьеве, обладает уникальной и недостаточно оцененной властями страны способностью к амнезии. Российское гражданское общество, недавно вдруг вспомнившее об опальном бизнесмене и бывшем сенаторе от Башкирии Игоре Изместьеве, обладает уникальной и недостаточно оцененной властями страны способностью к амнезии.

То, о чем еще вчера писали лидеры мнений, кричали на митингах активисты общественных движений и утверждали в камеры репортеров правозащитники, сегодня отправлено в трэш и забыто. Селигерские «головы» и Химкинский лес еще помнят, но уже не обсуждают. Драку в летнем лагере «Дон» или Закон о ФСБ — уже и не помнят. А это все — громкие заголовки последних двух летних месяцев. Что было весной — было не в этой жизни.

И только одна тема с завидным упорством остается в фокусе «гражданского общества» — милиция. Вернее — ее произвол. Удивительные похождения бравых милиционеров в России ежедневно обеспечивают контент новостникам и попросту не дают себя забыть, как бы этого, возможно, ни хотелось бы самим героям.

Вот только из последнего — история, достойная голливудского боевика — четверо мужчин в камуфляже средь бела дня похитили предпринимателя. Налетели прямо на улице, запихнули в багажник краденого же авто и скрылись. И произошло это не где-нибудь в одной из «горячих точек» на карте нашей страны, а в столице — городе-герое Москве. Но мало того — неожиданно оказалось, что все похитители — сотрудники правоохранительных органов! И находятся, что называется, «при исполнении». Незадачливых похитителей поймали быстро, отделавшегося испугом бизнесмена вытащили из багажника машины.

А вот история, случившаяся чуть дальше от Садового кольца. Подмосковная милиция ловит первого попавшегося неформала и требует подписать заранее составленную бумажку с показаниями на знакомого. А когда чудак сразу не соглашается, в ход идут подручные предметы. В итоге молодой человек, не выдержав издевательств, подмахивает не глядя. И все бы милиции ничего, только дело выходит громким, у молодого человека оказываются нужные связи в прессе и правозащите. И в определенной степени на стороне тех, против кого так рьяно в этом деле копают так называемые правоохранительные органы, неожиданно оказывается правящая партия, премьер-министр и сам Президент. Некрасиво получается… Милицейский произвол так просто не даст общественности забыть о Химкинском лесе.

Или вот еще одна замечательная история, где родная милиция повела себя так, что ее чувству нейтралитета могла бы позавидовать целая Швейцария. Байкер-одиночка, проехавший всю страну вдоль и поперек, на верном скутере возвращается домой из дальнего выезда на Дальний Восток. У какой-то придорожной забегаловки известного байкера выстрелом в затылок убивает местный подoнок. Только за то, что байкер отказался с подонком выпить. После чего сжигает труп «беспечного ездока» и два дня рассказывает всей округе о проявленном героизме. Тем временем хватившееся пропавшего товарища комьюнити мотоциклистов-любителей самостоятельно находит место захоронения, находит и убийцу. Милиция же в сторонке лузгает семечки. Мало того, что она ровным счетом ничего не сделала для того, чтобы задержать убийцу, известного всей деревне. Так еще и пыталась скрыть улики тогда, когда байкеры взялись вместо правоохранителей «вести» это дело.

Давайте, вслед за Президентом, назовем их полицией.

Эксперты жалуются, что подавляющая часть рассуждений публики о предложениях Президента по реформированию милиции касается только возможного переименования органа. Да, это так. И, возможно, это прискорбно. Но только ли факт невероятно низкой компетенции гражданского общества в вопросах организации правоохранительных органов обнаруживает эта дискуссия? Может быть, очевидная бессодержательность дискуссии об имени милиции скрывает нечто еще?

Я осмелюсь предположить, что это «нечто» есть. Простое переименование милиции точно так же совершит волшебную метаморфозу с этим органом, как переклейка лого Лексуса на радиатор Жигулей решит проблемы отечественного автопрома. То есть никак — это очевидно. Но отказ гражданского общества от содержательного обсуждения нового закона о полиции означает как раз точно такое же неверие: если дать милиции закон о полиции — полицией, какой мы ее хотим видеть, она все равно не станет! Нынешняя милиция не соблюдает и нынешний закон о ней самой, чего уж говорить о том, как она собирается исполнять закон, написанный в каком-то смысле не для нее и не про нее?

Сегодня разговорам о новом Законе о полиции не хватает политического реализма. Мы имеем дело с реальной милицией и воображаемой полицией, к которой новый закон относится скорее не как система нормативов, но как определенная дескрипция, описание воображаемого будущего. Скорее этот закон — своего рода «Россия, вперед!» Дмитрия Медведева в приложении к реально деградировавшему государственному институту. Сосредоточившись на воображаемой полиции, предлагая в новый закон поправки, мы, все, кто это делает, мы — законодатель, народ Российской Федерации, забываем о том, каким образом нынешняя полиция могла бы превратитьмя в полицию? Нам не хватает своего ирода институционального «драйвера» — пользуясь компьютерной метафорой — средства, которое может соединить «хард» реального института и «софт» виртуального закона. Представьте себе на минуточку московского ДПСника, который посреди бела дня крадет вашего мужа, жену или дочь и заталкивает в багажник, подмосковного мента, избивающего юношу-неформала, дальневосточного мента, покрывающего преступление односельчанина — что, дай им новый закон, они хоть как-то изменят свое поведение? Их уволят из органов за профнепригодность? Да, глава ГУВД Москвы Колокольцев отстранил прямого начальника милиционеров, занимающихся кражей людей — главу милиции общественной безопасности УВД Северного административного округа Х. Абдряхимова. Но хватит ли колокольцевых на всех оборотней в погонах? Всех, как говориться, не пересажаешь…

Да, новый закон о полиции предлагает некоторые средства «автоинсталляции» — требования к кадровому составу сотрудников правоохранительных органов повышаются. Однако достаточно ли того, что предлагает закон? Отсутствие у гражданина судимости (ст. 29 п.1 проекта ФЗ «О полиции») — мера достаточно слабая для того, чтобы осуществить чистку рядов. Тем более что усадить на скамью подсудимых сотрудника правоохранительных органов — задача не из легких. Тогда как в соответствии со статьей 30, где говорится о том, что сотруднику полиции в связи с прохождением службы в полиции запрещается заниматься всеми видами предпринимательской деятельности и содержится требование, чтобы полицейский «жил на одну зарплату», можно, наверное, всю нынешнюю милицию разогнать.

Мера же эта откровенно утопическая. Те, кто советуют взять на вооружение опыт саакашвилиевской Грузии, где в новую полицию запрещено брать граждан, ранее проходивших службу в полиции старой, не учитывают масштабов государства и закрывают глаза на то, какими методами и под контролем каких спецслужб эта спецоперация осуществлялась. Тем не менее, определенная логика в жестких мерах по созданию новой полиции и не вместо, а рядом (а потом уже — и вместо) с существующей милицией — все-таки есть. А все вышенаписанное о политической составляющей нового закона о полиции говорит в пользу именно такого решения.

И кто знает, когда милиция будет постепенно «передавать дела» полиции, а вдруг ей удастся взглянуть на труды «коллег» не через призму «предпринимательской деятельности» последних? Тогда многие из таких дел могут рассыпаться в прах как тела литературных вампиры при дневном свете. Окажется ли в этом списке дело бывшего сенатора Изместьева?


Добавить комментарий

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>